Russian, Tajikistani Officials Diverge on Progress Made in Base Talks

As talks continue over the extension of Russia’s use of a military base in Tajikistan, the Central Asian country’s envoy to Moscow suggests that the two countries have reconciled their positions on all parameters of a new lease except its duration. Speaking to the media on June 29, Abdulmajid Dostiev acknowledged that the finalization of the new deal is held back only by disagreements over how long Tajikistan will host the Russian base under the lease. Moscow insists on extending its basing rights in the country for the next 49 years, arguing that a long-term arrangement is needed to secure funding for the development of the facility. The government in Tajikistan, in contrast, seeks to limit the new lease to ten years or less. Yet, according to the diplomat, Dushanbe and Moscow are now “very close” to a new base deal (ozodi.org, June 29).

Dostiev’s remarks came in response to Russia’s Ground Forces Commander, Colonel-General Vladimir Chirkin’s announcement that negotiations with Tajikistan over the future of the base have reached a deadlock. Speaking at the Russian parliament on June 26, Chirkin blamed Dushanbe for the stalemate: “Tajikistan has demands that are absolutely impossible to meet; [they] run counter to our proposals. We are now facing a situation from which there might be no way out whatsoever.” The Russian general admitted that the major point of contention had to do with the duration of the new lease, with Tajikistan unwilling to agree to the 49-year arrangement favored by Moscow. Chirkin has also suggested that unless the two countries find a way out of the deadlock, the Russian troops might vacate their garrisons in Tajikistan after the current lease expires in 2014. Echoing Chirkin’s statement, Russia’s Ministry of Defense announced that it had stopped funding the development of the base pending the outcome of “difficult talks” with Tajikistan (gazeta.ru, regnum.ru, June 27; interfax.ru, July 3).

The Russian general has also proposed that Dushanbe benefits more than Moscow from the latter’s military presence. Chirkin warned that disagreements over energy, land and water distribution might eventually lead to armed conflicts involving Tajikistan, Uzbekistan and Kyrgyzstan. According to Chirkin, the Russian troops based in Tajikistan would serve as a “guarantor of stability and security in the region” if such conflicts erupt. Russian officials and experts have made similar claims before, pointing to rising political tensions within Tajikistan and the uncertainties surrounding Afghanistan’s post-2014 future as major security threats that Dushanbe would not be able to tackle without Russia’s assistance (ria.ru, June 26; news.tj, avesta.tj, June 28).

Chirkin’s statements have drawn criticism from Tajikistan. The country’s Ministry of Defense has described the statements as “politically incorrect” and advised that all disagreements related to the new base deal be left to diplomats. Media and independent experts in Tajikistan have suggested that the Russian general’s remarks amounted to “blackmail” (news.tj, June 28, July 2).

At the same time, officials from within Tajikistan’s negotiation team admitted that Dushanbe is reluctant to sign a long-term lease with Moscow. According to these officials, the government in Tajikistan views Russia as an unreliable partner, which has reneged on major bilateral agreements and has been unwilling to help Dushanbe improve its strained relations with Uzbekistan, despite claiming to be Tajikistan’s “strategic ally” and “security guarantor.” Therefore, Dushanbe is keen to keep the duration of Russia’s renewed base lease under ten years to have room for political maneuver if Moscow remains an undependable ally (ozodi.org, July 1, 2).

The statements made by Dostiev and Chirkin indicate that the two countries have been able to overcome their differences over the issue of rent payment for the base. Dushanbe previously insisted that Moscow should pay for deploying its troops in Tajikistan, with media speculating that the payments could be as high as $300 million annually. Although Tajikistani officials have never explicitly confirmed these speculations, Dostiev asserted in February that “not a single country in the world today would give up the smaller plot of its land for free” (see EDM, March 7).

This still remains Tajikistan’s official position, with Dostiev mentioning vaguely on June 29 that, “nobody gives anything to anybody without getting something in return.” Yet, the price tag for the base in Tajikistan is only likely to increase now that Uzbekistan has pulled out of the Moscow-led Collective Security Treaty Organization (CSTO) and is reportedly considering hosting a US base on its territory (ozodi.org, vedomosti.ru, June 29).

Russia, however, has sought to negotiate a new lease with Tajikistan without committing to any rent payments. Moscow is the largest source of technical-military and economic assistance to Tajikistan. Russian diplomats have proposed that this assistance should be increased and should count as rent (see EDM, March 7). Apparently, Dushanbe has now agreed to such an arrangement and is insisting on a shorter base lease to see whether Moscow will prove as generous as it claims to be.

With about 7,000 troops stationed in Dushanbe, Kulob and Qurghonteppa, the base in Tajikistan is Russia’s largest ground force deployed abroad. Moscow has also sought to lease the Indian-renovated Ayni air base near the Tajikistani capital, but Tajikistan made it clear that Russia would have to pay to use the facility (see EDM, February 9, 2011). Based on regional developments – such as Uzbekistan’s exit from the CSTO and the efforts by outside powers, including China, India and the United States, to gain greater access to Central Asia – Tajikistan is thus attempting to walk a fine line between maintaining the financial and security benefits it draws from Russia’s continued presence on its territory, as well as trying to diversify its options for security partnerships beyond Moscow. Whether Dushanbe will succeed in striking the right balance will depend not only on Tajikistan’s diplomatic maneuvering, but also on Moscow’s ability to retain political dominance over a region that is increasingly opening up to the rest of the world.

(By Alexander Sodiqov, published originally in The Jamestown Foundation’s Eurasia Daily Monitor on July 9, 2012)

About these ads

16 Comments

Filed under Defense, Foreign affairs, Security, Tajik-Russian relations, Tajikistan

16 responses to “Russian, Tajikistani Officials Diverge on Progress Made in Base Talks

  1. Tajikistan Wants $250M for Russian Base, Report Says

    The Moscow Times, July 12, 2012

    Tajikistan authorities want Moscow to pay $250 million a year to keep a Russian military base on their territory, a news report said Thursday.

    Kommersant cited a Tajik source close to the negotiations process as saying Dushanbe wanted that amount of money in annual rent for the base. Under the current agreement, Russia renders Tajikistan military and technical assistance but does not pay for the base.

    The 201st Russian military base has operated in Tajikistan since 2004 and is Russia’s largest foreign base, with as many as 7,000 military personnel stationed there.

    Representatives of the Defense Ministry told the business daily that they still hadn’t received any Tajik proposal for the terms of extending the current agreement, which is set to expire in 2014, and would not confirm or deny any concrete numbers.

    The commander of Russian Ground Forces, Colonel-General Vladimir Chirkin, said Dushanbe had made more than 20 demands that were unacceptable to Moscow, including cutting the rent period from 49 to 10 years, RIA-Novosti reported.

    The new deal for the base was supposed to have been concluded in the first quarter of 2012, but negotiations were not completed on schedule.

    Kyrgyz authorities on Wednesday told Moscow that they wanted to raise rent prices for three of Russia’s bases on their territory and receive cash payments in lieu of the previous arrangement of training Kyrgyz military personnel.

  2. Рахмон меняет вектор с Москвы на Вашингтон

    Таджикистан готовит аэродром “Айни” в качестве подарка Соединенным Штатам

    Независимая газета, 6 июля 2012 г.

    Вчера в Душанбе прибыла группа американских конгрессменов. Об этом известил «НГ» лидер партии «Ватандор» Дододжон Атовулло. А накануне президент Таджикистана Эмомали Рахмон сообщил в телеграмме Бараку Обаме о намерении расширить сотрудничество с США, задействовав для этого «все имеющиеся возможности и ресурсы». Форсирование американского направления внешней политики Таджикистана идет на фоне непростых переговоров Москвы с Душанбе по продлению сроков аренды военной базы РФ.

    О намерении кардинально усилить американское направление таджикский лидер сообщил президенту Бараку Обаме в поздравительной телеграмме по случаю 236-й годовщины независимости США. Эксперты считают, что Душанбе в качестве подарка готовит американцам аэродром «Айни».

    Торг вокруг этого военного объекта ведется давно. На аэродром претендуют Индия и Россия. Таджикские официальные лица несколько раз говорили о том, что не передадут «Айни» никому, кроме Москвы, но пока не отдают и РФ. В тупик зашли переговоры и по срокам аренды российской военной 201-й базы, дислоцированной близ таджикской столицы. Причина, как считает вице-премьер правительства РФ Дмитрий Рогозин, – в близости группировки НАТО в Афганистане к Таджикистану. «После ухода НАТО из Афганистана, надеюсь, это произойдет достаточно скоро и в полном объеме, ситуация существенно изменится», – считает вице-премьер.

    Однако эксперты убеждены, что США пришли в Афганистан и Среднюю Азию надолго. После вывода войск НАТО из Афганистана начнется полное переформатирование американского военного присутствия в регионе. И не исключено, что практически во всех среднеазиатских странах появятся американские военные объекты.

    «Это переформатирование естественным образом подразумевает и финансовые предложения, от которых коррумпированные местные политические элиты просто не смогут отказаться. А демарш Ташкента (приостановление членства Узбекистана в ОДКБ. – «НГ») только подстегнет аналогичные тенденции в Киргизии, Таджикистане, поставив под вопрос само существование ОДКБ», – сказал «НГ» координатор региональных программ, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Князев.

    Впрочем, Душанбе уже давно посматривает за океан. Это подтверждают выложенные в Интернете депеши WikiLeaks по «таджикскому досье». В частности, в них говорится о том, таджикская сторона не допустит участия России в антинаркотической борьбе и будет работать на этом направлении с международными, в частности американскими, организациями. А также не допустит возвращения российских пограничников на афгано-таджикскую границу. Напомним, что пограничные войска Таджикистана при наличии российской оперативной пограничной группировки полностью находятся под контролем американцев. Сотрудничество Таджикистана с США идет по линии укрепления безопасности границ, а также подготовки и снаряжения различных сил специального назначения, существующих в составе вооруженных сил, Национальной гвардии, погранвойск и милиции Таджикистана. Кроме того, военную подготовку в натовских структурах проходят военнослужащие как Таджикистана, так и других среднеазиатских республик.

    «Президент Рахмон использует представившуюся возможность, чтобы продемонстрировать остальным, к примеру России, что Таджикистан может иметь и иных друзей, что даже в такой чувствительной сфере, как военное сотрудничество, у Душанбе может быть и другой партнер. До этого все наше сотрудничество в военных вопросах было завязано на Россию, а также имело место некоторое соприкосновение с Ираном. А теперь все знают, что между Таджикистаном, США и европейскими странами развивается весьма неплохое взаимодействие. Так что такой подход обеспечивает Таджикистану большую гибкость», – сказал «НГ» лидер Исламской партии возрождения Таджикистана Мухиддин Кабири.

    На этом фоне заявления Душанбе о том, что Москва не выполнила взятые на себя еще в 2004 году обязательства – вложить в гидроэнергетику республики более 2 млрд. долл. – и вообще не учитывает интересы Таджикистана, не более чем отговорки.

    В следующем году в Таджикистане должны пройти президентские выборы. Ситуация в республике далека от идеальной. И вряд ли Эмомали Рахмону, не прибегая к фальсификации, удастся набрать 51% голосов. Эксперты считают, что это главная причина, которая заставила Душанбе переориентироваться на Вашингтон. «США не нужно финансировать экономические программы среднеазиатских стран. Американцы могут дать им то, чего не могут дать ни Россия, ни Европейский союз. Американцы могут дать политическую безопасность действующим режимам. Но они и могут свергнуть эти режимы», – сказал «НГ» руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин.

    При этом эксперт считает, что Россия не позволит Таджикистану передать США или даже Индии аэродром «Айни». «Индийские штурмовики и вертолеты на базе «Айни» ломают всю конструкцию безопасности России», – сказал Собянин. Россия не может позволить себе потерять Таджикистан. И тому несколько причин. «Первая и главная – ради безопасности самой России. В Нуреке на территории Таджикистана находится станция космического слежения «Окно». Это самый мощный современный комплекс, который покрывает всю центральную Россию и половину Сибири от нападения с юга, юго-востока и запада. Его потеря, например, в отличие от Габалы в Азербайджане для российской безопасности критична. Россия также не может потерять Таджикистан в силу того, что придется поставить крест на направлениях Россия–Узбекистан, Россия–Киргизия. Российские границы сразу же откатываются к Оренбургу. Но самый плохой вариант, в который не очень-то верится, – это если Душанбе под предлогом вывода войск из Афганистана предоставит площадку для нанесения удара по Ирану. А этой площадкой может стать «Айни». Тогда и присутствие 201-й базы в Таджикистане становится бессмысленным», – сказал «НГ» Александр Собянин.

    По мнению лидера партии «Ватандор» Дододжона Атовулло, интриги Рахмона с Москвой и заигрывание с США могут печально закончиться не только для него, но и для всех таджиков. «Президент Рахмон уже десятый год пытается заманить Вашингтон в Таджикистан и никак не может понять, что если и возникнет такая необходимость, то решение по этому вопросу будут принимать президенты Путин и Обама. Такова участь маленьких стран», – сказал «НГ» таджикский политик. Он также сообщил, что вчера в Душанбе прибыла внушительная делегация конгрессменов США для встречи с президентом Таджикистана.

    Базарный торг за вечность

    Вчера на заседании Совета министров обороны СНГ, проходившем в Калининграде, глава военного ведомства Таджикистана Шерали Хайруллоев ошарашил всех неожиданным признанием. Он сообщил, что в Таджикистане до сих пор не ознакомились с российским вариантом договора о продлении сроков пребывания 201-й военной базы РФ на территории республики.

    «Мы готовим сейчас свой вариант и отправляем его на рассмотрение в Россию, – сказал Хайруллоев по итогам переговоров с российским коллегой. – Наш вариант еще никто не получал и российский вариант еще тоже никто не читал». На что министр обороны РФ Анатолий Сердюков заметил: «Надо было бы прочесть, мы его давно отправили».

    Демонстративная медлительность таджиков имеет вполне очевидную причину. Ведь 3 июля начальник российского Генштаба генерал армии Николай Макаров объявил, что Минобороны РФ не будет выделять средства на развитие 201-й российской военной базы (РВБ), пока идут непростые переговоры по вопросу ее размещения на территории Таджикистане после 2014 года. Генерал напомнил, что стороны ранее вроде бы договорились протокол о продлении сроков пребывания базы подписать в первом квартале 2012 года. Однако ничего такого не случилось.

    Как пояснил главнокомандующий Сухопутными войсками РФ генерал-полковник Владимир Чиркин, Таджикистан выдвинул России более 20 мало приемлемых требований, которые затем стал все время изменять и усложнять. Это и побудило российское военное ведомство приостановить выделение средств на развитие базы в центрально-азиатской республике, пока идет переговорный процесс.

    В составе 201-ой РВБ насчитывается более 6 тыс. военнослужащих. Ее воинские части дислоцируются в районе Душанбе, Куляба и Курган-Тюбе. Это крупнейшая сухопутная база, расположенная за пределами России. По утверждению одного из таджикских дипломатов, президент республики Эмомали Рахмон неоднократно заявлял о том, что «201-я база стояла, и будет стоять в Таджикистане вечно». Видимо, такая позиция поспособствовала согласию посетившего в сентябре 2011 года Таджикистан тогдашнего президента РФ Дмитрия Медведева и лидера принимавшей страны. Они договорились о подписании в первом квартале наступающего года соглашения о продлении пребывания 201-й РВБ на 49 лет. Но затем представители таджикского МИД заявили, что ни одна из сторон переговорный процесс не форсирует, так что подписание соглашения может отсрочиться. Ну а дальше начался безудержный торг. Как на восточном базаре.

  3. Россия оплатит расходы ВПП ООН, связанные с оказанием гуманитарной помощи Таджикистану

    Asia-Plus, 12/07/2012

    Россия профинансирует расходы Всемирной продовольственной программы ООН (ВПП ООН), связанные с оказанием гуманитарной помощи Таджикистану в этом году.

    Как сообщили «АП» в пресс-службе посольства России в Душанбе, решение о внесении единовременных целевых взносов в фонд ВПП ООН принято правительством Российской Федерации.

    По словам источника, размер этих единовременных взносов составляет $2 млн. В посольстве отметили, что данные средства будут выделены из федерального бюджета РФ.

    «Данный шаг свидетельствует о готовности России с учетом партнерских и союзнических отношений с Таджикистаном оказывать таджикскому народу необходимую помощь и содействие в решении стоящих перед ним социальных проблем», – добавил источник.

    Между тем, Россия является одним из основных стран-доноров для Таджикистана. По данным Агентства по статистике при президенте РТ, наибольший удельный вес по стоимости гуманитарной помощи республике за пять месяцев этого года приходился на США (50,5%) и Россию (10,2%).

  4. США рассматривают Таджикистан как альтернативу кыргызскому “Манасу”

    Asia-Plus, 06/07/2012

    США рассматривают Таджикистан как альтернативу Кыргызстану, где с 2001 года в аэропорту «Манас» дислоцируется военная база НАТО, или, как её называют сейчас – Центр транзитных перевозок. Об этом в пятницу, 6 июля заявил журналистам в Душанбе глава делегации Конгресса США Дэн Бэртон.

    По его словам, это связано с тем, что после вывода войск НАТО из Афганистана в 2014 году американская база «Манас» в Кыргызстане будет закрыта, однако встанет вопрос о своевременном создании нового центра обеспечения безопасности для противодействия экстремистским и террористическим группам, особенно «Аль-Каиды» и Талибан.

    Он напомнил, что США продолжат оказывать Таджикистану необходимую техническую помощь в охране протяженной и слабо укрепленной границы с Афганистаном. Речь идет об увеличении в разы такой помощи после 2014 года.

    Дэн Бэртон отметил, что Таджикистан играет важную роль в обеспечении региональной безопасности.

    «Таджикистан находится в сердце Центральной Азии и поэтому считается ключевым в региональных процессах. Мы подчеркнули, что Таджикистан обязательно должен участвовать в проекте «Шелковый путь», так как обеспечение войск НАТО осуществляется через его территорию», – сказал конгрессмен.

    Делегация двух палат Конгресса США, возглавляемая членом палаты представителей Дэном Бэртоном (республиканец из штата Индиана) и членом палаты представителей Грегори Миксом (демократ из штата Нью Йорк), прибыла в Душанбе 5 июля. Делегация также побывала в Казахстане и Кыргызстане, а также посетит Узбекистан, для изучения вопросов региональной торговли, демократии, верховенства закона, безопасности и развития.

    Дэн Бэртон представляет пятый избирательный округ штата Индиана и является старшим членом Комитета палаты представителей по иностранным делам и председателем Подкомитета по Европе и Евразии. Этот Подкомитет осуществляет контроль над ключевыми аспектами внешней политики Соединенных Штатов в Центральной Азии. Представитель Микс является одним из главных членов данного подкомитета от Демократической партии.

  5. Американский транзитный центр переедет в Таджикистан?

    Asia-Plus, 06/07/2012

    Российские и таджикские эксперты прокомментировали заявление в Душанбе члена Конгресса США Дэна Бэртона о возможном перебазировании американского транзитного центра «Манас».

    Перемещение американской транзитной базы из Кыргызстана в Таджикистан теоретически не исключено и технически осуществимо, считают российские и таджикские эксперты. Старший член Комитета палаты представителей по иностранным делам и председателем Подкомитета по Европе и Евразии Дэн Бэртон после встречи с президентом РТ Эмомали Рахмоном на пресс-конференции в Душанбе заявил, что США рассматривают Таджикистан как альтернативу для «своевременного создания нового центра обеспечения безопасности» после того, как в 2014 году может быть закрыт центр «Манас».

    «АП» связалась с несколькими российскими и таджикскими экспертами и задала им вопрос: Насколько технически и политически осуществимо перебазирование американского транзитного центра в Таджикистан?

    По мнению заместителя главного редактора российского интернет-издания «Ежедневный журнал» Александра Гольца, и политически, и технически создание нового американского транзитного центра уже в Таджикистане вполне осуществимо:

    - В последнее время стало заметно, как государства Центральной Азии стараются выйти из-под влияния России. Узбекистан недавно заявил о приостановлении своего участия в ОДКБ, с Таджикистаном идут сложные переговоры о продлении срока пребывания российской 201-й базы. Более или менее очевидно, что государствам Центральной Азии недостаточно гарантий Москвы и имеющихся в ее распоряжении средств, которые могли бы обеспечить их спокойствие после вывода сил НАТО из Афганистана. Поэтому они ищут альтернативы в поисках большей уверенности в своей безопасности. Что касается технической стороны дела, то пока аэропорт в Душанбе уступает «Манасу» по оснащенности всем необходимым. Но за два года при желании американцы могут создать там все необходимые условия для размещения такого центра, – считает Александр Гольц.

    Другой российский аналитик, вице-президент Академии геополитических наук, генерал Леонид Ивашов называет действия США в регионе Центральной Азии «наглостью»:

    - Можно позавидовать американской наглости. Их выдавливают из Кыргызстана, а они пытаются сохранить свое военное присутствие в Центральной Азии и поэтому лезут в Узбекистана и Таджикистан. И в этой связи мы можем ожидать, что в конце этого – следующем году американцы со своими союзниками приступят к дестабилизации ситуации в Центральной Азии. В странах, где будут размещены их контингенты, они станут средством осуществления революций. Кроме того в этой ситуации, – считает Л. Ивашов, – если Таджикистан разрешит военное присутствие США, он попадет под политическое давление со стороны России, Китая и Ирана. Потому что для них военное присутствие США там нежелательно, поскольку они идут туда не с добрыми намерениями. Даже Пакистан выступает за вывод войск НАТО из Афганистана, и в этой ситуации Таджикистан станет пособником американской военщины, – утверждает российский генерал. С технической стороны, по его словам, это может выглядеть так: «США могут оккупировать аэродром «Айни» и станут его владельцами. Это ничто иное, как колонизация. И кроме того нужно задуматься таджикистанцам, если разразится война с Ираном, будут ли спрашивать у Таджикистана разрешения на бомбежку Ирана? Думаю, что спрашивать не будут, а будут приказывать, – заявил генерал Ивашов в интервью «АП».

    Более осторожны в своих предположениях таджикские эксперты. Аналитик Парвиз Муллоджанов считает, что технически перенос американского транзитного центра в Таджикистан возможен:

    «Сегодня Таджикистан технически не готов принять такой транзитный центр. Это потребует постройки нового транспортного узла, новых железнодорожных путей и развязок, реконструкции имеющихся объектов и развития инфраструктуры. Необходимы будут условия для воздушных и наземных перевозок, ремонт дорог и т.д. Это потребует определенных затрат, – полагает П. Муллоджанов. По его мнению, речь может идти об аэродроме «Куляб», наиболее приближенном к таджикско-афганской границе. В то же время эксперт не исключает, что в качестве места базирования может рассматриваться и аэропорт «Душанбе», его часть, которая уже используется французскими военными самолетами. Однако, по мнению П.Муллоджанова, техническое обеспечение присутствия такого транзитного центра – не самая сложная в этой связи проблема:

    - Главной проблемой станет реакция России. Там весь спектр политических сил сегодня выступает за усиление роли России в Центральной Азии, вплоть до восстановления там единовластного влияния Москвы. Вообще, – отмечает таджикский эксперт, – переговоры об американском присутствии в Центральной Азии между Вашингтоном и Москвой идут уже давно. Здесь нет ничего принципиально нового. США уже давно говорят об этой возможности. Торг идет не только вокруг американского военного присутствия в Центральной Азии, но и вокруг большего влияния России на политические процессы и экономику Афганистана. Что касается роли Таджикистана в северном маршруте, сейчас США выгодно диверсифицировать эти потоки, чтобы не повторить ошибок 1995-го года, когда из-за позиции США по андижанским событиям, их попросили из аэродрома «Ханабад». Поэтому США заинтересованы использовать разные варианты и маршруты, пакистанский, узбекский и таджикский, – говорит П. Муллоджанов. По его мнению, теоретически Таджикистан как независимое государство вправе рассматривать предложения других стран о размещении контингентов, однако, по мнению таджикского эксперта, фактически такие шаги необходимо согласовывать с Россией. В реальности Таджикистан серьезно зависит от России, и у Москвы есть немало рычагов давления на Душанбе, – отмечает П.Муллоджанов.

    Сходную точку зрения высказывает другой таджикский аналитик Рашид Гани Абдулло:

    - Если учитывать, что Таджикистан – независимое государство, которое имеет свои определенные цели, то при совпадении этих целей с целями США, никаких препятствий для сотрудничества быть не должно. При этом, конечно, необходимо соблюдать все международные нормы и правила. То есть, теоретически препятствий нет. С технической стороны некоторые проблемы быть могут, поскольку наши транспортные возможности ограничены. Наша инфраструктура менее развита и удобна, нежели в «Манасе» или в Узбекистане. Но в реальности, с практической стороны, – подчеркивает Р.Г.Абдулло, – надо думать, как это отразится на стабильности в Таджикистане. – По мнению эксперта, Таджикистан может оказаться в том же положении, в котором в 1973-м году после свержения Мухаммада Зохиршаха оказался Афганистан из-за несбалансированности влияния держав на внутреннюю ситуацию. – Пока нам удается сохранить тонкий баланс интересов между тремя и даже четырьмя силами: Россией, США, Китаем и Ираном.

    Сегодня Китай для нас – это главный инвестор и строитель столь необходимых нам электросетей и дорог. Иран сегодня для нас – главный строитель электростанций. Россия – главный источник живых денег. И если любая из сторон увидит нарушение баланса не в свою пользу, то возможно создание альянсов против одной из сил. Вряд ли стоит ожидать их благорасположения, если они увидят, что мы ущемляем их интересы. Американцы находятся далеко, смогут ли они нам в случае чего помочь? Помог ли Запад Грузии в 2008-ом году? Нужно все не семь, а 77 раз измерить и взвесить, прежде, чем принимать решение, в какую сторону идти и насколько идти, – говорит эксперт Р.Г. Абдулло.

    По мнению таджикских экспертов, не стоит слишком серьезно воспринимать перспективы реализации идей о размещении американского контингента в Таджикистане. Оба таджикских эксперта полагают, что это очередной информационный вброс и пробный шар, рассчитанный на зондирование настроений внутри Таджикистана и вне его. В то же время в контексте переговоров по продлению сроков пребывания 201-ой российской базы, сообщение о гипотетической возможности размещения в Таджикистане американского военного центра может иметь для Таджикистана и практическое измерение.

  6. Ш. Хайруллоев: Мы готовим свой вариант договора о пребывании 201-й РВБ

    Asia-Plus, 06/07/2012

    Таджикистан готовит свой вариант договора о пребывании на таджикской территории 201-ой Российской военной базы. С таким заявлением выступил 5 июля министр обороны Таджикистана Шерали Хайруллоев на совместной пресс-конференции с коллегами из стран СНГ после двусторонней встречи с министром обороны России Анатолием Сердюковым.

    «Мы готовим сейчас свой вариант договора и отправим его на рассмотрение в Россию. Наши рабочие группы по каждому пункту договора будут искать точки соприкосновения. Наш вариант никто не получал, и российский вариант еще никто не читал», – передает ИТАР-ТАСС слова главы таджикского оборонного ведомства.

    «Надо было прочесть», – заметил на это Сердюков.

    Министр обороны Таджикистана не стал комментировать заявления начальника Генерального штаба ВС РФ Николая Макарова и главкома Сухопутных войск Владимира Чиркина с критикой позиции Душанбе по вопросу о подготовке соглашения о дальнейшем пребывании 201-й российской военной базы на территории Таджикистана.

    «Что касается последних заявлений, то я эти заявления комментировать не буду, но скажу, что президентом нашей страны после того, как был получен проект договора, который составило Минобороны России, создана правительственная комиссия (по подготовке договора) во главе с премьер-министром, куда вхожу и я», – заметил Шерали Хайруллоев.

    Напомним, генерал Макаров в минувший вторник заявил «Интерфаксу», что министерство обороны России не будет выделять средства на развитие 201-й российской военной базы, дислоцированной в Таджикистане, пока идет непростой переговорный процесс по вопросу ее размещения на территории республики после 2014 года.

    «Переговорный процесс по этой базе идет трудно. Но мы надеемся, что здравый смысл все-таки победит», – сказал Макаров.

    Он напомнил, что между двумя странами была достигнута договоренность о том, что протокол на продление соглашения о размещении на территории Таджикистана 201-й РВБ после 2014 года будет подписан в первом квартале 2012 года.

    «К сожалению, этого не произошло. Таджикистан вдруг заупрямился, и мы вынуждены были приостановить выделять средства на обустройство базы, пока не прояснится ситуация», – подчеркнул генерал.

    До этого российский генерал, главнокомандующий сухопутными войсками РФ Владимир Чиркин на заседании комитета Совета Федерации по обороне и безопасности заявил, что подписание соглашения о продлении пребывания 201-й РВБ в Таджикистане сроком на 49 лет находится на грани срыва.

    «Существует много проблем, которые могут сорвать подписание соглашения о продлении пребывания российской базы в Таджикистане», – сказал он.

    В свою очередь, вице-премьер правительства РФ Дмитрий Рогозин накануне, 5 июля, в интервью РИА «Новости» заявил, что переговоры о продлении сроков аренды российской военной базы, находящейся в Таджикистане, затягиваются из-за присутствия группировки НАТО рядом с Таджикистаном и Узбекистаном.

    По его мнению, присутствие такой огромной группировки НАТО рядом с Таджикистаном, Узбекистаном и другими нашими среднеазиатскими коллегами дает фактор влияния, с которым эти страны не могут не считаться», – считает Рогозин.

    «После ухода НАТО из Афганистана, надеюсь, это произойдет достаточно скоро и в полном объеме, ситуация существенно изменится, – сказал российский вице-премьер. – Силы НАТО в Афганистане не вечны, а Россия будет вечным партнером этих стран и, когда ситуация, не дай бог, будет складываться плохо для безопасности этих стран и народов, они вспомнят и о России, и о ОДКБ».

    Российская военная база в Таджикистане является крупнейшей сухопутной базой за пределами РФ, на которой служат около 7 тыс. военнослужащих. База образована в 2004 году на базе 201-й мотострелковой дивизии, расквартированной в Таджикистане, и дислоцируется в трех гарнизонах в городах Душанбе, Курган-тюбе и Кулябе.

    В сентябре прошлого года президенты двух стран договорились о продлении сроков размещения базы на территории РТ.

    Однако, по сведениям прессы, в процессе переговоров таджикская сторона выдвинула своим партнерам более 20-ти требований, большинство которых, по словам генерала Чиркина, неприемлемы.

    В российской прессе появилась информация о том, что за продление пребывания российских военных на своей территории Таджикистан требует отдельной платы. На данный момент Россия пользуется базой на бесплатной основе, поставляя в республику военную технику.

  7. А. Сердюков: Россия будет арендовать 201-ю РВБ на прежних финансовых условиях

    Asia-Plus, 07/07/2012

    Россия будет арендовать 201-ю российскую военную базу на территории Таджикистана после 2014 года на прежних финансовых условиях.

    Об этом заявил журналистам в пятницу министр обороны Анатолий Сердюков в Калининграде по итогам 62-го заседания Совета министров обороны СНГ, передает Интерфакс.

    «Надеюсь, что в октябре наши таджикистанские коллеги будут готовы и подпишут все документы. Я думаю, что финансовые условия аренды останутся прежними», – сказал Сердюков.

    Днем раньше министр обороны Таджикистана Шерали Хайруллоев на совместной пресс-конференции после двусторонней встречи с А. Сердюковым заявил, что Таджикистан готовит свой вариант договора о пребывании на таджикской территории 201-ой Российской военной базы.

    «Мы готовим сейчас свой вариант договора и отправим его на рассмотрение в Россию. Наши рабочие группы по каждому пункту договора будут искать точки соприкосновения. Наш вариант никто не получал, и российский вариант еще никто не читал», – передает ИТАР-ТАСС слова главы таджикского оборонного ведомства.

    Между тем, заместитель директора Федеральной службы РФ по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) Константин Бирюлин накануне, 6 июля, сказал в интервью РИА «Новости», что Таджикистан, скорее всего, заинтересован в продлении сроков размещения 201-й российской военной базы на территории этой страны гораздо больше, чем Россия.

    Напомним, главнокомандующий Сухопутными войсками РФ генерал-полковник Владимир Чиркин в конце июня заявлял, что подписание соглашения о продлении пребывания 201-й РВБ в Таджикистане сроком на 49 лет находится на грани срыва. По его словам, «существует много проблем, которые могут сорвать подписание соглашения”. Чиркин считает, что идет «перетягивание каната»: таджикская сторона предлагает сократить сроки пребывания российской базы c 49 до 10 лет, а также установить порядок возмездного пребывания российских войск.

    «Могу сказать одно: эта база для Таджикистана, возможно, представляет гораздо больший интерес, чем для России», – сказал Бирюлин.

    Он уточнил, что для России военное присутствие в Таджикистане также имеет очень большое значение. «Сейчас вообще в Центральной Азии очень сложно. Американцы уходят из Афганистана, как будут развиваться события в этой точке Земли – очень сложно спрогнозировать», – добавил замдиректора ФСВТС.

    Во вторник в прессе со ссылкой на начальника российского Генерального штаба Вооруженных сил РФ Николая Макарова появилась информация о том, что Минобороны РФ не будет выделять средства на развитие 201-й российской военной базы в Таджикистане до завершения переговоров о продлении сроков ее размещения на территории этого государства после 2014 года. Соответствующее соглашение планировалось подписать еще в первом квартале 2012 года.

    Российская военная база в Таджикистане является крупнейшей сухопутной базой за пределами России, на которой служат около 7 тысяч военнослужащих. Она является важным элементом в общей системе обеспечения безопасности центрально-азиатского региона. База образована в 2004 году на базе 201-й мотострелковой дивизии, расквартированной в Таджикистане, и дислоцируется в трех гарнизонах в городах Душанбе, Курган-тюбе и Кулябе. Переговоры по пребыванию 201-й базы в Таджикистане ведутся с 2008 года.

  8. МИД РФ: Переговоры по 201-ой РВБ развиваются динамично

    Asia-Plus, 09/07/2012

    В Москве и, насколько нам известно, в Душанбе исходят из неоспоримости курса на укрепление уз стратегического партнерства и союзничества между нашими странами. Об этом заявил официальный представитель министерства иностранных дел России Александр Лукашевич, комментируя перспективы нахождения 201-й российской военной базы (РВБ) в Таджикистане.

    «Эта формула отношений – не дань конъюнктуре, а результат векового добрососедства и проверенной временем братской взаимопомощи двух народов. В ходе состоявшейся 15 мая этого года в Москве встречи президентов России и Таджикистана указанная позиция была подтверждена», – говорится в комментарии Лукашевича, размещенном на официальном сайте МИД РФ.

    По его мнению, Россия и Таджикистан сохраняют приверженность широкому двустороннему сотрудничеству, а также взаимодействию в региональных структурах на пространстве СНГ. «Отвечают обоюдным интересам двух стран и союзнические связи по линии организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Как известно, 201-я РВБ в Таджикистане входит в состав Коллективных сил быстрого развертывания этой Организации. Силы 201-й базы служат, прежде всего, интересам безопасности всех союзников по ОДКБ, обеспечивая их способность к совместному отражению разноплановых угроз», – отмечает представитель российского внешнеполитического ведомства.

    Исходя из этого, подчеркивает Лукашевич, в настоящее время российская и таджикская стороны проводят переговоры по вопросу о продлении сроков пребывания 201-й РВБ. «Этот процесс развивается динамично, проводится в соответствии с договоренностью президентов двух стран, достигнутой в Москве 15 мая этого года. Стороны прилагают все усилия, чтобы в срок выполнить поручение руководства», – отмечает он.

    А. Лукашевич добавил, что заинтересованы в успешном завершении этой работы на взаимовыгодной основе с учетом всего комплекса российско-таджикских отношений.

  9. Российские базы ставят на защиту экономики

    Таджикистан и Киргизия повышают арендную плату

    Коммерсант, №126 (4911), 12.07.2012

    Присутствие российских войск в Центральной Азии становится все более накладным для Москвы. Вслед за Таджикистаном Киргизия вчера объявила о повышении арендной платы за военные базы РФ. Министр обороны страны Талайбек Омуралиев, впрочем, заверил “Ъ”, что размер аренды скорректируют лишь с учетом инфляции. Аппетиты Таджикистана гораздо больше: по данным “Ъ”, Душанбе хочет получить с Москвы за 201-ю военную базу “не меньше $250 млн в год”. Эксперты не исключают, что России придется выполнить эти требования.

    О том, что власти Таджикистана оценили пребывание на своей территории 201-й базы “не менее чем в $250 млн в год”, “Ъ” сообщил информированный таджикский источник, близкий к переговорам о продлении аренды этого военного объекта. Скандал вокруг условий присутствия 7 тыс. российских военных в Таджикистане разразился на минувшей неделе, после того как Россия обвинила таджикские власти в выдвижении неприемлемых условий продления аренды базы и приостановила ее финансирование. Минобороны Таджикистана назвало позицию РФ “политически некорректной”. Вывести ситуацию из тупика не смогли даже министры обороны двух стран, встретившиеся на заседании совета СНГ в Калининграде (см. “Ъ” от 6 июля).

    По данным источника “Ъ” в Генштабе РФ, Таджикистан выдвинул по аренде базы более 20 “неясных и неприемлемых для России требований”. Они, в частности, относятся к срокам размещения базы, безвозмездному получению боевой сухопутной техники и боеприпасов к ней. Сложности, по его словам, возникли и с размещением объектов 670-й авиационной группы и 303-й отдельной вертолетной эскадрильи на аэродроме Айни — спор идет о совместном использовании объектов, средств авиационно-технического обеспечения и оборудования.

    По словам источника “Ъ” в Центральном аппарате Минобороны РФ, Россия до сих пор не получила таджикский вариант проекта соглашения об аренде базы, поэтому ни подтвердить, ни опровергнуть цифру в $250 млн в российском военном ведомстве пока не могут. В то же время один из участников переговоров с российской стороны выразил в беседе с “Ъ” возмущение “явно завышенными” требованиями Таджикистана. “Речь идет не об одних только интересах РФ, а об общей безопасности стран ОДКБ — именно этому служит присутствие российских войск в Центральной Азии,— настаивает собеседник “Ъ”.— Завышенные, взятые с потолка цифры не могут быть основой для конструктивных переговоров и вызывают удивление”.

    В то же время вчера стало известно, что и киргизские власти намерены с 2014 года увеличить арендную плату за использование трех российских военных объектов — базы подводных испытаний оружия в Караколе, центра военной связи в Кара-Балте и радиосейсмической лаборатории в Майлуу-Суу. В 2014 году срок аренды этих баз заканчивается. Киргизия готова продлить его, но на новых условиях. “Размер арендной платы за российские базы не менялся с момента заключения договора,— напомнил “Ъ” министр обороны Киргизии генерал-майор Талайбек Омуралиев.— Сейчас мы будем пересматривать финансовые обязательства между нашими ведомствами”.

    По его словам, размер аренды за военные объекты, за исключением авиабазы в Канте, будет повышен с учетом инфляции. Авиабаза, пояснил министр, предназначена для выполнения задач ОДКБ, куда входит и Киргизия, а поэтому Бишкек не просит за нее оплаты. Более того, генерал напомнил, что за коммунальные услуги авиабазы Киргизия платит сама более 300 млн сомов (230 млн руб.) в год.

    Как сообщили “Ъ” в Минобороны Киргизии, сейчас РФ платит за три военных объекта около $4,5 млн в год. В зачет аренды идет и подготовка киргизских военных в российских вузах.

    Генерал Омуралиев настаивает, что, повышая арендные ставки, его страна “не преследует коммерческих интересов”. Между тем эксперты считают, что для Таджикистана, а возможно и для Киргизии, денежный фактор сыграл немаловажную роль. “В Москве многих удивляет, насколько синхронно возникают проблемы в сфере военного сотрудничества РФ и ее партнеров: от споров вокруг аренды Габалинской РЛС в Азербайджане и приостановки участия Узбекистана в ОДКБ до повышения арендных ставок Таджикистаном и теперь вот Киргизией. Некоторые видят в этом руку внешних игроков,— пояснил “Ъ” замгендиректора Центра по изучению постсоветского пространства МГУ Александр Караваев.— Но в условиях кризиса и отсутствия у Таджикистана с Киргизией существенных источников доходов российские военные базы для них — вопрос не геополитики, а коммерческой выгоды. Поскольку у РФ мало проектов, которые бы привязывали к ней эту часть Центральной Азии, Москве придется платить больше. У нее практически нет иных механизмов, которые бы компенсировали уход из этого региона”.

  10. Таджикистан устроил России военный “восточный базар”

    Коммерсантъ FM“, 12.07.2012

    Республика введет плату за аренду Россией 201-й военной базы в размере $250 млн ежегодно вместо бартерной системы, существующей между странами сейчас. Таджикистану выгодно торговаться, отмечают эксперты, на размещение военных сил на его территории претендуют и США.

    Присутствие России в Средней Азии становится дороже. Таджикистан готовит повышение платы за военную базу до $250 млн ежегодно. Сейчас Россия не платит живыми деньгами за пребывание семитысячного контингента 201-й базы в Таджикистане. Москва расплачивается с Душанбе по бартерной системе: аренда в обмен на технику, боеприпасы и обучение военных специалистов. Российских военных новый прейскурант не устраивает, сообщил корреспондент газеты “Коммерсантъ” Иван Сафронов.

    “Пока только готовится вариант таджикского проекта. По всей видимости, там будет цифра не менее чем $250 млн в год. Пока что в российском Министерстве обороны документ не поступил. Он должен будет поступить в течение месяца. Переговоры идут очень сложно. Некоторые российские военачальники даже называли это некрасивой восточной торговлей. Известно, что у Таджикистана около 20 неясных требований, которые постоянно меняются”, –– рассказал он.

    В торге за военные базы у России худшие условия, считает директор центра постсоветских исследований МГУ Алексей Власов. По его словам, в передел Средней Азии уже вступили США.

    “Наши партнеры в последнее время выставляют высший потолок цены. К 2014 году выводятся войска коалиции из Афганистана, американцы начинают предлагать большие деньги и большие проекты Таджикистану, Узбекистану, а в перспективе, возможно, Казахстану и Киргизии. Наши партнеры сразу почувствовали, что можно на этом деле поиграть. Американцы к “проблеме 2014″ подготовились немного лучше, прессуют косвенно по каждому из наших объектов, находящихся вне пределов России”, –– пояснил он.

    В XXI веке Россия лишилась нескольких зарубежных военных баз, а существующие становятся дороже.

    На этой неделе Киргизия объявила, что повысит стоимость аренды четырех российских военных объектов. Бишкек обосновал это инфляцией в стране, и речь, скорее всего, идет об индексации в районе 10%.

    В текущем году истекает десятилетний договор с Азербайджаном об аренде Габалинской радиолокационной станции. В Баку заявили, что хотят $300 млн ежегодно вместо $14 млн до настоящего времени.

    В 2002 году Россия досрочно вывела военную базу из вьетнамского города Камрань. С 1979 года аренда этого объекта была безвозмездной.

    Чуть ранее был ликвидирован радиоэлектронный центр в кубинском Лурдесе. Пребывание тысячи специалистов на Кубе обходилось в 20 млрд руб. ежегодно.

    В 2007 году российские военные ушли из Грузии, там дислоцировались 12-я и 62-я базы.

    В 2006 году у России появилась новая база в Узбекистане. Военный аэродром Ханабад был построен США. Но в 2005 году американский контингент покинул Узбекистан.

    Помимо повышения цены за аренду 201-й базы в Таджикистане, Душанбе требует от Москвы соблюдения ряда новых требований. Они касаются правил передачи российской техники и полномочий при использовании военного аэродрома Айни.

  11. С. Сафаров: Для Таджикистана в вопросе размещения 201-ой РВБ деньги не главное

    Asia-Plus, 12/07/2012

    Для Таджикистана в вопросе продления сроков пребывания 201-ой Российский военной базы на территории республики финансовая сторона не имеет особого значения, заявил заместитель директора Центра стратегических исследований при президенте РТ Сайфулло Сафаров.

    «Деньги для нас не главное, – сказал Сафаров в четверг на пресс-конференции в Душанбе. – Для нас главное, чтобы Россия уважала наши национальные интересы. А интересует нас в первую очередь судьба наших трудовых мигрантов, проживающих и работающих на территории РФ. Кроме того, мы заинтересованы в снижении экспортных пошлин на российские нефтепродукты для нашей республики. Также у нас есть другие экономические и политические интересы, которые, хотелось бы, чтобы учитывались нашим партнером».

    Замглавы ЦСИ отметил, что ежегодная сумма в $300 млн., которые якобы Таджикистан требует за размещение 201-ой РВБ в республике, надуманная.

    «Это уже неоднократно отрицали официальные представители таджикской стороны, в том числе министр иностранных дел республики», – отметил он.

    По словам С. Сафарова, переговоры продолжаются, и вопрос будет решен в ближайшее время в рабочем порядке. «Будем договариваться, – сказал он. – Между нашими странами не решаемых вопросов нет, и об этом заявили недавно главы двух наших стран».

    Между тем, сегодня российский «Коммерсантъ» в своем материале на эту тему пишет, что власти Таджикистана оценили пребывание на своей территории 201-й российской военной базы не менее чем в 250 млн. долларов в год. «Коммерсантъ» ссылается на источник, близкий к переговорам о продлении аренды этого военного объекта.

    Представители Центрального аппарата Минобороны РФ, в свою очередь, заявили изданию, что до сих пор не получили таджикский вариант предложений о продлении аренды базы и не могут ни подтвердить, ни опровергнуть цифру в 250 миллионов долларов.

    Россия и Таджикистан должны были согласовать условия пребывания 201-й военной базы в первом квартале 2012 года. Однако завершить переговоры в срок не удалось.

    В начале июля главком Сухопутных войск России генерал-полковник Владимир Чиркин объявил, что Душанбе выдвинул Москве свыше 20 требований, которые постоянно изменяются и в большинстве своем для России неприемлемы. Он, в частности, рассказал, что таджикская сторона настаивает на сокращении срока размещения базы (с 49 до 10 лет), а также введении платы за ее пребывание в республике. «Идет некрасивая «восточная торговля», которой пока не видно конца», – подчеркнул Чиркин.

  12. Зарифи: Мы ведем переговоры с Россией о дальнейшей судьбе 201 РВБ за закрытыми дверями

    Asia-Plus, 16/07/2012

    Таджикистан ведет переговоры с Россией о дальнейшей судьбе 201 российской военной базы за плотно закрытыми дверями. Об сегодня заявил глава МИД страны Хамрохон Зарифи на пресс-конференции по итогам первого полугодия.

    При этом Х. Зарифи, ссылаясь на то, что сейчас переговоры по данному вопросу еще продолжаются, отказался называть размер денежных выплат, на котором настаивает Таджикистан, за размещение на своей территории российской базы.

    «Я могу сказать, что за разглашение важной государственной информации у нас предусмотрена ответственность, но если по данному вопросу у кого-то что-то не держится, это уже его проблема», – подчеркнул Х. Зарифи.

    Глава внешнеполитического ведомства Таджикистана также опроверг сообщения, появившееся в ряде СМИ о том, что Таджикистан ведет переговоры с США об открытии американской военной базы на своей территории. «Никаких переговоров по данному вопросу с США мы не ведем», – был категоричен глава МИД Таджикистана.

  13. Душанбе счел приемлемым российский вариант договора о военной базе

    Asia-Plus, 17/07/2012

    Таджикистан счел приемлемым российский вариант проекта соглашения о пребывании в этой стране 201-й военной базы РФ после 2014 года, заявил журналистам главнокомандующий Сухопутными войсками России генерал-полковник Владимир Чиркин, сообщает РИА Новости.

    201 российская военная база в Таджикистане является крупнейшей российской сухопутной базой за пределами РФ, на этом объекте служат около 7 тысяч военнослужащих. База является важным элементом в общей системе обеспечения безопасности центрально-азиатского региона. Переговоры по базе ведутся несколько месяцев, Россия рассчитывает на продление пребывания военной базы в Таджикистане на прежних условиях.

    «Проект соглашения между Россией и Таджикистаном, закрепляющий пребывание в республике Таджикистан 201-й военной базы сроком на 49 лет, таджикистанской стороной считается, в целом, приемлемым. Как заявило руководство республики, оно намерено максимально содействовать ускорению его межведомственного согласования», – цитирует Чиркина российское агентство.

    Он уточнил, что в проекте соглашения предложено сохранить существующий порядок нахождения в Таджикистане российской военной базы на безвозмездной основе.

    «Переговорный процесс проходит достаточно активно. По всем положениям нового соглашения нами проведена презентация. Считаю, что в ближайшее время мы выйдем на результаты, которые будут устраивать обе стороны», – добавил генерал.

    Он напомнил, что российская сторона поставляет в Таджикистан «современное и совместимое вооружение, военную и специальную технику».

    Накануне министр иностранных дел Таджикистана Хамрохон Зарифи заявил, что переговоры, связанные с пребыванием российской военной базы в Таджикистане продолжаются за плотно закрытыми дверями. Зарифи отказался называть размер денежных выплат, на котором настаивает Таджикистан, за размещение на своей территории российской базы.

    «А если у кого-то, где-то что-то не держится, или более того, сыпется, то это не их вина, а их беда. В нормальном правовом государстве за такие вещи существует определенная ответственность – за разглашение государственных и важных сведений. Какую-либо информацию о ходе переговоров, о суммах, о цифрах, я привести не могу, поскольку переговоры продолжаются. И не дело министра, или какого-то другого политика до решения вопроса делать какие-то оценки, или давать какие-то комментарии», – заявил глава МИД Таджикистана.

  14. МИД Таджикистана назвал заявление В. Чиркина безосновательным

    Asia-Plus, 17/07/2012

    Заявление главнокомандующего Сухопутными войсками России генерал-полковника Владимира Чиркина о том, что Таджикистан счел приемлемым российский вариант проекта соглашения о пребывании на своей территории 201-й военной базы РФ после 2014 года, в министерстве иностранных дел Таджикистана называют безосновательным.

    Как отметил в интервью «АП» представитель внешнеполитического ведомства страны, позиция Таджикистана по данному вопросу была озвучена накануне министром иностранных дел страны в ходе встречи с журналистами, и она остается неизменной…

  15. Russia, Tajikistan strike outline deal on military base

    Reuters, July 17, 2012

    DUSHANBE (Reuters) – Russia and Tajikistan have agreed in principle to extend Moscow’s lease on a military base in the strategically located country for another 49 years, Russian and Tajik officials said on Tuesday, ending bitter recriminations over a delayed deal.

    Former imperial master Russia views ex-Soviet Central Asia as its sphere of influence and, as NATO plans to pull out of next-door Afghanistan in 2014, is keen to retain its military presence in the often turbulent region.
    Russia, which expanded into Central Asia during the 19th century, is now worried by the rise of militant Islamists and the flow of Afghan drugs across its porous borders.

    With the current base lease due to expire on January 1, 2014, Moscow has accused Dushanbe of delaying progress on a new deal. Hawkish Deputy Prime Minister Dmitry Rogozin has accused Tajikistan of holding up work on the new base deal under NATO’s influence.

    “The defence ministries of Russia and Tajikistan have reached agreement. The base will stay for another 49 years without any compensation to be paid,” a senior Tajik official close to the talks told Reuters on condition of anonymity.

    “We accepted these conditions in response to Russia’s commitment to assist in arming Tajikistan by supplying weapons to the republic at reduced prices,” the source said.

    Russian news agencies quoted Vladimir Chirkin, commander of Russian land forces, as confirming Russia’s 6,000 troops would remain stationed in Tajikistan, Russia’s largest military deployment abroad.

    The Tajik official close to the talks said Tajikistan was forced to accept Russia’s terms over the base because it “has no trump cards in its play with Russia”.

    “If we reject Russia’s terms, it will be able to pressure us, while we won’t have anything to resist it,” he said. “Let’s face the truth: we have unstable Afghanistan in the south and Uzbekistan, which is far from being friendly, to the west and the north.”

    Tajikistan, which has a population of 7.5 million, is the poorest of the 15 ex-Soviet republics. Cash remittances from the estimated 1 million Tajiks who work abroad, mainly in Russia, help keep its rickety economy afloat.
    Russia used its troops deployed in Tajikistan to support the country’s secular government, which fought Islamist guerrillas during a 1992-97 civil war, shoring up Rakhmon’s presidency.

    “I believe Rakhmon will never be openly opposed to the presence of the 201st base,” Tajik political analyst Zafar Abdullayev said.

  16. Ak Barak

    I no longer understand what is going on here. One day they report that that Moscow and Dushanbe have agreed on the deal – next day they deny it. What is happening? Why does it look like a kindergarten?

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s