Tajik Security Agencies Face Allegations of Detainee Abuse and Extrajudicial Killings

A number of events in 2011 reinforce allegations of systemic abuse and torture and even the occurrence of possible extrajudicial killings in detention by law enforcement agencies in Tajikistan. On October 20, police in the Tajik capital, Dushanbe, took a badly injured Bahromiddin Shodiyev, 28, to a local hospital. Shodiyev, who had been arrested on the previous day in connection with a theft investigation, died ten days later of head wounds. The police attributed Shodiyev’s injuries while in custody to an attempted escape or suicide, claiming that he jumped from a first-floor window, but also alleged that he died not necessarily as a result of his injuries, but due to “multiple diseases of internal organs” (www.news.tj, November 1).

Shodiyev’s relatives insist on a different explanation of his death. According to his mother, he told her in the hospital that he was beaten and given electric shocks at the hands of the police, until he confessed to a crime he had not committed. Following the incident, the Tajik human rights ombudsman and an anti-torture group called on the authorities to investigate Shodiyev’s death. The growing publicity about the case led the authorities to launch an investigation as a result of which several police officers were dismissed; one facing criminal charges (www.news.tj, November 9, 15).

Analysts and human rights groups claim that what happened to Shodiyev is not an isolated incident, but part of a larger pattern of abuse in detention by police and security forces. In March, another detainee, Safarali Sangov, died in a Dushanbe hospital in almost identical circumstances. He was hospitalized several hours after being detained on drug-related charges. While police claimed that Sangov tried to commit suicide by hitting his head against a wall and jumping from a police station window, his relatives insisted that he died of police brutality (Asia-Plus, March 7). Also, in June, Ismoil Bachajonov, who was accused of drug smuggling, died in mysterious circumstances in a pre-trial facility in Dushanbe (Asia-Plus, June 9), while two minors were allegedly heavily beaten by police in the southern town of Kulob. In addition, a BBC reporter, Urunboi Usmonov, held for a month by the police in Khujand, was allegedly tortured to extract a confession (www.rsf.org, August 13).

Brutality and torture are believed to be particularly exercised against individuals detained on suspicion of drug trafficking and membership in banned Islamist groups as a means of extracting information and confession. Most often, police abuse is unreported due to the prevailing public perception of impunity enjoyed by law enforcement structures. Fear of reprisal has also led most journalists to avoid reporting on the practice of torture and possible extrajudicial killings by Tajik security forces. An investigative article by a reporter on the widespread practice of torture (“Investigation or Interrogation”, Asia-Plus, December 21, 2010) led to repeated questioning of the reporter in what appears to have been implied threats by the Prosecutor’s Office and a lawsuit filed against the paper by the head of Tajikistan’s Department for Prevention of Organized Crime. The case was eventually settled out of court (www.ozodi.org, November 23).

A case, which initially received some coverage by the Tajik media, but no follow-up coverage, was the killing of Alovuddin Davlatov (aka ‘Ali Bedaki’) in January 2011. Bedaki was a mid-level opposition field commander during the 1992-1997 Tajik civil war. After refusing to recognize the 1997 peace accord with the government, Bedaki traveled to Afghanistan with a number of former fighters where he reportedly fought alongside the Afghan Northern Alliance against the Taliban. Following the September 19, 2010 attack on a government military convoy in Rasht valley in eastern Tajikistan, the authorities blamed the incident on Bedaki’s group.

On January 4, 2011, the authorities announced that Bedaki and a number of his men were killed as a result of a four-hour gun battle with government forces. However, a mobile phone video that began to circulate and was placed on YouTube undermined this explanation. The four-minute footage shows what appear to be members of Tajik security agencies questioning and abusing a bearded man, whom they address as “Bedak,” in the back seat of a parked car. The State Committee for National Security (GKNB) has acknowledged that they saw the video, but refused to comment, while a high-level police official called the video “an ordinary fake.” Meanwhile, relatives of Bedaki and former opposition fighters confirmed that the man in the video was indeed him. The presence of the video and the refusal of the authorities to elaborate on it indicate that Bedaki was likely captured alive and subsequently “tortured and executed” (Economist Intelligence Unit, September 2011), most probably by one of Tajikistan’s security agencies.

(By Alexander Sodiqov and Payam Foroughi, published originally in the Eurasia Daily Monitor on December 7, 2011).

39 Comments

Filed under Crime, Detainee abuse, Human Rights, Police corruption, Tajikistan

39 responses to “Tajik Security Agencies Face Allegations of Detainee Abuse and Extrajudicial Killings

  1. Alexander Sodiqov

    Акция протеста заключенных в Курган-Тюбе

    07.12.2011

    Группа заключенных в исправительной колонии Курган-Тюбе в телефонном разговоре с радио Озоди сообщили, что начиная с 1 декабря объявили голодовку.

    Один из заключенных 6 декабря в беседе с корреспондентом радио Озоди сообщил, что этот протест связан с противоправными действиями работников тюрьмы, которые применяют к ним пытки и ущемляют их права. Заключенный, пожелавший, чтобы мы не называли его имени в репортаже из соображений безопасности, сообщил, что по меньшей мере 5 человек в знак протеста решили не принимать тюремную пищу, а также еду, передаваемую им через родственников.

    По сообщению этого заключенного, их возмущает и факт того, что реализация закона об амнистии была сопряжена с коррупционными действиями. В качестве примера, он сообщил, что якобы для сокращения срока пребывания в тюрьме заключенного Рустама Саймуродова у него потребовали взятки в размере 1500 долларов США. В итоге, по его словам, Саймуродов не был амнистирован, и подвергнут избиению и угрозам.

    Заключенные также требуют улучшения условий своего содержания. По словам протестующих, в камерах не работает система отопления, и заключенные вынуждены находиться в четырех бетонных стенах в антисанитарных условиях. «Нам даже не дают возможности использовать электронные бритвы, которые безопасны для здоровья», говорит наш собеседник.

    – Когда нас повели к начальнику колонии, он попросил нас прекратить голодовку. Мы заявили, что боимся заразиться СПИДом. К примеру, если еще полгода назад в нашей тюрьме был лишь один ВИЧ-инфицированный, то сейчас уже 14 человек заразились этой болезнью. Мы поэтому попросили начальника колонии позволить нам использовать наши личные бритвы.

    По словам нашего собеседника, условия содержания в тюрьме настолько неприемлемы, что некоторые заключенные, отбывающие длительные сроки наказания, порой «специально заражаются тяжелыми болезнями с тем, чтобы поскорее умереть».

    Мы попытались узнать по этому поводу мнение администрации тюрьмы, которая по мнению заключенных, знает об их акции протеста, однако никто из них не согласился ответить на вопросы радио Озоди. Файзулло Холов, прокурор, наблюдающих за исполнением законов в тюрьмах Хатлонской области заявил, что ничего про голодовку заключенных не знает. По его словам, прокуратура каждый месяц по три раза навещает тюрьмы и каждый раз регистрирует случаи противоправных действий над заключенными. Холов уверен, что главной целью протестующих может быть лишь попытка привлечь к себе внимания прессы, «не больше того»:

    – Заключенные этой тюрьмы имеют привычку жаловаться на нарушение их прав. Конечно, тюрьма это не отчий дом, чтобы иметь доступ ко всему, что пожелаешь. Но для них предоставлены все условия, указанные в законе. Нам они не жаловались. Если бы даже там и были нарушения, то мы бы о них знали, так как каждые 10 дней навещаем тюрьмы. Даже если в их камерах не работает отопительная система, им позволено использовать безопасные батареи для согрева камер. В тюрьме не холодно. Их кормят три раза в день, – сказал Холов.

    Файзулло Холов сообщил, что обязательно будет проведена проверка по фактам, изложенным в репортаже.

    По словам местного адвоката, чьи восемь клиентов отбывают наказание в тюрьме Курган-Тюбе, который также не хотел публиковать свое имя, сообщил, что условия содержания заключенных «не такие ужасные, как кажутся»:

    – Допустим, если один или несколько заключенных объявляют голодовку, то обычно вводится казарменное положение. Туда прибывают прокурор и врачи. Они прекращают получение передач, с тем, чтобы туда не проникли наркотические средства, пули или другие запрещенные предметы. Тюрьма берется под контроль сотрудников безопасности. Администрация оповещает работников прокуратуры о протесте заключенных.

    Условия, выставляемые заключенными, должны быть конкретно изложены и четко определены. Администрация не может скрывать факт голодовки заключённых, так как в случае трагедии, в первую очередь будет отвечать начальник колонии, – сказал адвокат.
    По его словам, в случае усугубления положения заключенного, объявившего голодовку, администрация тюрьмы, скрывшая этот факт, будет привлечена к ответственности.

    Два года назад в СИЗО г. Куляба следователь Агентства по контролю за наркотиками был привлечен к уголовной ответственности за то, что вовремя не сообщил в прокуратуру и руководству СИЗО о голодовке и смерти задержанного. Его судили за халатное отношение к обязанностям.

    Однако это не первый факт недовольства заключенных условиями их содержания в таджикских тюрьмах. На днях заключенный душанбинской тюрьмы № 1 Садриддин Тошев, приговоренный за участие в особо опасных преступлениях в конце 1990-х годов в течение недели голодал в знак протеста своего приговора. Он считает дело, по которому его в 2001 году приговорили к 25 годам заключения, незаконным и требует власти Таджикистана пересмотреть его. Тошев заявил о том, что должен был попасть под амнистию по новому закону, однако этого не случилось.
    По словам объявившего голодовку заключенного из Курган-Тюбе, в случае игнорирования требования протестующих, «некоторые из них готовы покончить жизнь самоубийством».

    ИУ ЯТ9/7 г. Курган-Тюбе является колонией строгого режима, где содержатся заключенные, приговоренные за совершение тяжких преступлений. Многие из них приговорены к более 15 годам заключения за рецидив, убийства, участие в организациях религиозно-экстремистского толка. В том числе, среди них есть немало бывших сподвижников полковника Махмуда Худойбердыева.

    В 2005 году группа из примерно 30 заключенных этой тюрьмы в знак протеста против условий своего содержания организовали бунт, который был подавлен через несколько дней силами безопасности страны. По словам прокуратуры, тогда им удалось не допустить массового побега и привлечения к бунту большего числа заключенных. В последствии, сроки содержания этих заключенных в тюрьме были продлены до 25-30 лет. По меньшей мере трое из них вспоследствии скончались.

  2. Alexander Sodiqov

    Tajik Prosecutor Refutes Reports Of Prison Hunger Strike

    December 07, 2011

    QURGHONTEPPA, Tajikistan — A public prosecutor monitoring prisons in Tajikistan’s southern Khatlon Province is refuting reports about an ongoing hunger strike by detainees at a maximum-security labor camp, RFE/RL’s Tajik Service reports.

    Faizullo Holov told RFE/RL that he and a team from his office visit all prisons in the country three times a month and are not aware of any hunger strike. He said all inmates in local jails are being treated in accordance with the law.

    “They live in heated barracks and eat three times a day,” Holov said.

    But an inmate in the YaT-9/7 labor camp in the town of Qurghonteppa, who asked not to be identified, told RFE/RL by mobile phone on December 6 that five inmates have been on a hunger strike since December 1 to protest what they call “illegal deeds of the prison guards” — including alleged torture and other rights abuses.

    The inmate also said there are problems with the heating of the barracks inside the camp and that to shave, prisoners must share a razor blade with several other prisoners — including some who are infected with the HIV/AIDS virus.

    The inmate said “the guards beat and threatened to kill” one prisoner in the labor camp “after he refused to pay them a $1,500 bribe in exchange for becoming eligible for the recently announced nationwide amnesty.”

    He also said the hunger strikers are “ready to take their own lives if their protest action is ignored.”

    Holov said after hearing RFE/RL’s report on the Qurghonteppa jail that he will visit the facility to check if the information about an ongoing hunger strike is true.

    The YaT-9/7 labor camp is a maximum-security facility where men convicted for serious crimes serve long prison terms.

    In 2005, 30 inmates in that labor camp organized a riot that was suppressed by riot police. The riot’s organizers later received additional prison terms. At least three of them died later in custody.

  3. Следствие по факту смерти Шодиева вызывает сомнение в объективности, адвокат

    23/12/2011

    Продолжающееся расследование по факту смерти жителя Душанбе Бахромиддина Шодиева, который скончался 30 октября в больнице после допроса сотрудников милиции, вызывает сомнение в объективности. Об этом заявила адвокат потерпевшей стороны Гульчехра Холматова.

    «По данному факту обвинение по ст. 322, ч.2 (Халатность) УК РТ предъявлено только следователю ОВД района Шохмансур Абдурахмону Додову, хотя имеются свидетели, которые утверждают, что к этому инциденту также причастны несколько оперативных сотрудников данного отдела милиции. Между тем, последние отделались только увольнением», – говорит адвокат.

    Более того, говорит она, факты и мотив совершенного преступления не соответствуют предъявленному обвинению. «По материалам уголовного дела имеются свидетели, которые прямо указывают на то, что в отношении Шодиева применялись недозволенные методы следствия – пытки. Однако в ходе следствия эти показания свидетелей не принимаются во внимание, что вызывает сомнение в объективности и всесторонности предварительного следствия», – убеждена адвокат, услуги которой предоставило Бюро по правам человека и соблюдению законности РТ.

    Напомним, 28-летний задержанный по подозрению в совершении серии краж Бахромиддин Шодиев скончался 30 октября в реанимационном отделении Национального медицинского центра, куда он был доставлен из ОВД столичного района Шохмансур.

    По одной версии, которой придерживаются сотрудники милиции, Шодиев сам выпрыгнул со второго этажа здания ОВД после того, как его задержали и доставили в отдел. «Бахромиддина Шодиева задержали по подозрению в совершении нескольких краж. Все факты были доказаны, он сам дал признательные показания, были изъяты вещдоки. Во время допроса у следователя он, пытаясь сбежать от уголовной ответственности, выпрыгнул в окно со второго этажа. Его доставили в больницу, через несколько дней ему стало лучше, но скончался Шодиев от болезни внутренних органов и туберкулеза», – такова официальная позиция МВД РТ.

    По другой версии, озвученной родственниками погибшего, мужчина подвергся жестокому избиению и пыткам в отделе милиции, и с тяжелыми травмами был доставлен в реанимацию, где скончался спустя 10 дней.

    После этого инцидента в МВД РТ было проведено внутреннее расследование, по результатам которого трое сотрудников ОВД столичного района Шохмансур уволены из рядов милиции – оперативные сотрудники майор милиции Диловар Муродов, капитан милиции Алишер Иноятов и следователь, который вел следствие по кражам и в отношении которого впоследствии было возбуждено дело – лейтенант милиции Абдурахмон Додов.

    Помимо этого, от занимаемой должности освобожден заместитель начальника ОВД района Шохмансур, подполковник милиции Илхомджон Каримов. Приказом главы МВД начальник ОВД вышеназванного района, полковник милиции Сафармад Одинаев и начальник следственного отделения ОВД района Шохмансур, майор милиции Абдукодир Назаров и его заместитель старший лейтенант Баходур Содиков получили строгий выговор.

    Коалиция НПО против пыток в Таджикистане выступила с заявлением, в котором призывает власти страны тщательно расследовать данный факт. «Коалиция призывает власти незамедлительно провести тщательное, беспристрастное и независимое расследование данного факта, а также гарантировать, что результаты расследования будут обнародованы, а предполагаемые виновники привлечены к уголовной ответственности в соответствии с обязательствами Таджикистана как государства-участника Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания», – говорится в заявлении.

    Коалиция обращает внимание на то, что это уже не первый случай, когда задержанные по подозрению в том или ином преступлении, оказавшись в ОВД, попадают оттуда в больницу с травмами, несовместимыми с жизнью. «Аналогичная ситуация имела место по делу Сафарали Сангова, скончавшегося в реанимации Национального медицинского центра, родственники которого также утверждают, что он был жестоко избит сотрудниками ОВД Сино-1, тогда как представители ОВД заявляют, что он покончил жизнь самоубийством», – отмечается в заявлении.

    Отметим, что с 2007 по 2010 годы от граждан РТ поступило 176 жалоб на применение неправомерных действий со стороны сотрудников правоохранительных органов, из которых 50 нашли свое подтверждение.

  4. Смерть в милицейской машине будет расследована по новому

    23.12.2011

    По прошествии двух лет генеральная прокуратура Таджикистана решила пересмотреть дело о гибели Хуршеда Бобокалонова, бывшего заведующего отделением Онкологического центра, погибшего при странных обстоятельствах два с половиной года назад.

    Еще в 2009 году было объявлено о прекращении расследования по делу о гибели врача. По словам прокурора Джамшеда Мелибоева из генеральной прокуратуры, распоряжение о начале пересмотра дела Х. Бобокалонова “получено, и повторное расследование этого дела уже начато”. Пока в генпрокуратуре отказываются от раскрытия других деталей нового дела.

    Однако, как утверждает потерпевшая сторона, повторное расследование дела о гибели врача было начато после многочисленных заявлений матери погибшего – Саодат Кулиевой.

    – Я обращалась ко всем, много писала и просила, чтобы дело моего сына было пересмотрено. Я сказала, что пока убийцы Хуршеда не будут наказаны, я не отступлю ни на шаг, – сказала она.

    О смерти Хуршеда Бобокалонова стало известно после того, как он был задержан сотрудниками милиции г. Душанбе. Официальное заключение следствия гласило о том, что Х. Бобокалонов находился в состоянии алкогольного опьянения и проходя через дорогу в запрещенном месте, не послушался предупреждения сотрудника ГАИ. Следствие заявило, что молодой человек погиб в машине сотрудников милиции, после того, как было решено везти его в участок. Однако родные уверены, что непьющий и занимавшийся спортом Хуршед, мог стать жертвой пыток и избиений милиции.

    По прошествии времени, многие задаются вопросом о том, насколько в этот раз заключение следователей будет «объективным и соответствующим действительности», так как по мнению защиты, необходимо доказать виновность сотрудников милиции, участвовавших в задержании Хуршеда.

    Юрист Абдукаюм Юсупов считает “успехом” само решение о повторном расследовании дела, так как родные погибшего намерены проконтролировать весь ход следствия.

    – Они обращались не только к президенту, но и в международные организации. Думаю, что прокуратура намерена решить дело по справедливости, – сказал известный адвокат.

    В этом году, пресса сообщала о смерти еще двух граждан Таджикистана – Сафарали Сангова и Бахромиддина Шодиева, ставшими жертвами пыток и избиений сотрудников милиции г. Душанбе. Их дела вызвали бурю возмущения в обществе. В прессе стали звучать призывы к наказанию виновных в их гибели сотрудников правоохранительных органов столицы.

    Как говорят правозащитники, случаи издевательств, пыток и дурного обращения с задержанными сотрудниками милиции стали систематическим явлением, с которыми необходимо бороться повсеместно.

  5. Коррупция, милитаризация, пытки: Таджикистан за неделю

    25.12.2011

    Применение пыток в отношении предполагаемых террористов с целью получения информации о готовящемся теракте не являются методом борьбы с терроризмом, заявила советник по правам человека ООН Лилия Захариева. Как пишет “Фараж”, “как бы ни было трудно вести борьбу против террористов, мы должны это делать в рамках закона”, – подчеркнула Захариева. “Те, кто утверждает, что они правомерно подвергают пыткам подозреваемых для того, чтобы спасти жизни людей, должны задуматься над тем, сколько новых сторонников террористы смогут потом завербовать в свои ряды благодаря таким вопиющим нарушениям прав человека”, – считает Захариева. Захариева уверена, что если однажды допустить применение пыток и обосновать их гуманными целями, то это постепенно станет обычной практикой для правоохранительных органов. “Тот, кто пытал, начинает применять такую практику и в других ситуациях и одним случаем это не ограничится. Это приведет к повсеместному распространению пыток”, – отметила советник по правам человека ООН. Уполномоченный по правам человека РТ Зариф Ализода сообщил, что в ближайшее время в Уголовный кодекс страны будет включена отдельная статья о пытках. По словам представителя Бюро по правам человека и соблюдению законности РТ Зульфикора Замонова, “в этом году Таджикистан представил периодический доклад по реализации Конвенции против пыток, где сообщается, что за период с 2007 по 2010 годы поступило 176 жалоб от граждан на применение неправомерных действий со стороны сотрудников правоохранительных органов, из которых 50 нашли свое подтверждение”, – сказал он.

    В Таджикистане утверждена Стратегия гражданского общества по борьбе с пытками. “Азия плюс” со ссылкой на руководителя Общественного фонда “Нотабене” Нигины Бахриевой, пишет, что в начале 2012 года запланирована широкая презентация данной Стратегии, как для представителей госорганов, так и для международных организаций. “Остановившись на предназначении данной стратегии, Бахриева отметила, что она не направлена на органы госвласти, но предполагает активное сотрудничество с ними. Региональный директор Центра по правам человека в г. Худжанде Татьяна Хатюхина сказала, что пытки в Таджикистане по-прежнему остаются системной проблемой. “Речь идет не об отдельных нарушениях со стороны недобросовестных сотрудников милиции или органов безопасности, а именно о повседневной практике правоохранительных органов, которая игнорируется следователями, прокурорами, судьями, а иногда и адвокатами. Сергей Романов, директор ОО “Независимый центр защиты прав человека”, сказал, что самым распространенным видом пыток и жестокого обращения является физическое насилие: избиение дубинкой, руками и ногами, электрошок. Также применяются другие виды пыток и жестокого обращения: содержание без связи с внешним миром, раздевание донага, психологическое насилие, запугивание, оставление без пищи. Ряд примеров привела и Хатюхина: “Пытки – это необязательно дубинкой по почкам или по голове. Пытки – это когда 19-летнему парню не разрешают 3 дня ходить в туалет и пользоваться туалетной бумагой. И когда его трое суток таким образом истязали в ИВС Бободжон-Гафуровского района, сам министр Каххаров пресёк эти действия. Другой случай – женщину, мать пятерых детей, избивали, снимали голой на камеру и говорили: “Если не признаешься, это пойдет в Интернет”. Разве это не пытки?”. Начальник Управления надзора за исполнением законов в органах внутренних дел и контролю за наркотиками Генпрокуратуры Мухаммадризо Халифазода заявил, что “мы никогда не отрицаем, что в нашей республике существуют факты применения пыток. С подобными фактами лучше разобраться внутри страны, чем потом отвечать в Комитете ООН”.

    На следующий год придумана реформа таджикской милиции. Как пишет “Авеста”, долго думали власти об этом, пока ОБСЕ не пообещала им грант. “Скоро это будет полиция. Меняется название, но сменится ли принцип работы? Перестанет ли человек в форме чувствовать свое превосходство над гражданскими и начнет соответствовать военному уставу или по-прежнему милиция будет олицетворяться с человеком, несущем в себе угрозу. О проблеме взаимоотношений сотрудников милиции и граждан наши газеты писали уже не раз, но меняются министры, а проблема все там же. Наоборот создается впечатление, что стало хуже, то один задержанный “упал со второго этажа” и насмерть, то другой. Виновные отделываются выговорами. Вот с этим сейчас и ассоциируется наша милиция – выговор взамен смерти. Давно назрела необходимость создания Общественного совета при руководстве МВД и районных управлений, но милиция не спешит. Конечно, ведь еще не дали грант на это? Зачем бесплатно исполнять законность? Проще пытать людей, давить на психику, чтобы получить какие-то дивиденды. А дивиденды очевидно неплохие. Достаточно в день проведения собраний в МВД постоять у ворот, и воочию увидеть на каких “каретах” приезжают туда генералы и полковники. Самая дешевая машина тянет на 20 тысяч долларов, а попадаются и последние новинки по 50-60 тыс. долларов. Откуда на милицейскую зарплату у них такие машины? Этот вопрос министра А. Каххарова видимо никак не волнует. Может потому, что его сын тоже обладатель дорогого джипа? Начальник ГАИ республики разъезжает на “Хьюндай Соната” 2011 года. Мы содержим на свои деньги тех, кто наши же права нарушает”.

  6. В Таджикистане приняты поправки в закон «О милиции»

    News.tj, 28/12/2011

    Нижняя палата парламента Таджикистана сегодня поддержала предложенные правительством страны поправки в Закон «О милиции».

    Согласно сообщению первого заместителя министра внутренних дел Таджикистана Рамазона Рахимова, данные поправки призваны определить механизмы ротации руководящего состава органов внутренних дел республики. «Данное предложение направлено, прежде всего, на снижение уровня коррупции в рядах милиции», – отметил Рахимов.

    По его словам, срок службы на одной должности высокопоставленного сотрудника милиции будет определен правительством Таджикистана.

    По мнению депутата нижней палаты парламента страны Саодат Амиршоевой, предложенные поправки также послужат эффективному использованию кадрового потенциала МВД Таджикистана.

    Рамазон Рахимов отметил, что ротации подлежат начальники райотделов, областных управлений милиции, а также руководители управлений центрального аппарата МВД.

    «Мы предложим правительству, чтобы один и тот же человек не мог работать на одной должности свыше четырех лет», – подчеркнул замглавы МВД.

  7. Генпрокуратура о смерти Шодиева: “Халатность”, а не “пытки”

    Мать скончавшегося после допросов милиции Шодиева не согласна с генеральной прокуратурой.

    Радио Озоди, 05.01.2012

    Генеральная прокуратура считает, что смерть Бахромиддина Шодиева наступила вследствие «халатности» сотрудников милиции.

    Об этом говорится в официальном письме в адрес матери скончавшегося в октябре прошлого года при сомнительных обстоятельствах жителя Душанбе Б. Шодиева. Ниёзбиби Буриева сообщила в интервью радио Озоди, что генеральная прокуратура в официальном письме, указывая на обстоятельства смерти ее сына, исключает факты пыток и издевательств, ставшие, по ее словам, истиной причиной гибели Бахромиддина.

    Буриева считает, что прокуратура пренебрегла заключением врачей, которые в течение десяти дней после поступления ее сына в больницу, пытались вылечить его от полученных во время допросов травм.

    Б. Шодиев был задержан сотрудниками ОВД столичного района Шохмансур в октябре прошлого года по подозрению в совершении кражи, однако затем был доставлен в больницу с травмами, несовместимыми с жизнью.

    По словам юристов, согласно уголовному законодательству Таджикистана, смена формулировки «халатное отношение» и «пытки» имеют большую разницу в плане установления меры наказания. В отличие от пыток, обвиненный в халатном отношении к задержанному сотрудник правоохранительных органов, может лишь лишиться занимаемой должности или потерять работу.

    Несогласные с выводами генеральной прокуратуры родные Шодиева настаивают на том, что виновные в гибели их сына сотрудники милиции должны нести наказание согласно УК РТ, а именно по статье, предусматривающей наказание за «превышение служебных полномочий», что предполагает от 2 до 5 лет лишения свободы.

    Ниёзбиби Буриева утверждает, что за все 10 дней, пока ее сын, «ставший жертвой пыток», находился в больничной койке, ни один представитель следствия не пожелал услышать ее мнения.

    По мнению адвоката семьи Гульчехры Холматовой, «в деле Б. Шодиева очень много неясного»:

    – В частности, в деле говорится лишь о роли следователя Абдурахмона Додова, в то время, как в задержании Шодиева участвовали несколько сотрудников полиции, которые впоследствии, приказом главы МВД были сняты со своих должностей.

    Адвокат уверяет, что следствие с самого начала пренебрегало «всеми предложениями или доводами семьи Шодиевых. Прежде всего, это касается их жалобы на применение пыток», сказала она.

    28-летний Бахромиддин Шодиев был задержан в октябре прошлого года по подозрению в совершении кражи сотрудниками ОВД района Шохмансур. Вскоре он был перевезен в Республиканскую клиническую больницу им. Дьякова и скончался через десять дней.

    Тогда мать Шодиева заявила представителям СМИ о том, что на теле сына обнаружены тяжелые травмы, которые он мог получить вследствие пыток во время допросов. Впоследствии, приказом министра внутренних дел РТ трое сотрудников ОВД, участвовавших при задержании Шодиева, были уволены с работы.

    Дело Шодиева вызвало резонанс в обществе, так как в том же 2011 году СМИ сообщали о смерти под пытками другого жителя Душанбе – Сафарали Сангова, скончавшегося при похожих обстоятельствах.

    Международные правозащитные организации критикуют Таджикистан за то, что очень часто к задержанным применяются незаконные методы и нередки случаи, когда признательные показания в совершении преступления получаются с применением пыток.

  8. Новый глава МВД Таджикистана проверил своих подчиненных

    Азия-Плюс, 09/01/2012

    Новый министр внутренних Рамазон Рахимов начал свою работу с проверки соблюдения законности в правоохранительных органах.

    В минувшие выходные министр лично проверил отделы внутренних дел столичных районов и Хатлонской области.

    Как сообщили «АП» в МВД, переодевшись в гражданскую одежду, новый глава МВД посетил районные отделы милиции.

    «Р.Рахимов был назначен на этот пост на днях, и многие сотрудники милиции еще не знают его в лицо. Он обращался в отделы как гражданин, чтобы лично увидеть, как его подчиненные принимают и реагируют на обращения граждан. Министр также проверил, как несут службу сотрудники ГАИ на постах на дорогах Хатлонской области», – сообщили в пресс-службе МВД.

    По данным пресс-службы, глава МВД выявил много недостатков, несколько сотрудников милиции были привлечены к дисциплинарной ответственности, в отношении отдельных милиционеров решается вопрос об освобождении от должности.

    Как отмечают в пресс-службе, «турне» министра по регионам страны продолжается.

    Напомним, 5 января Рамазон Рахимов был назначен новым министром внутренних дел Таджикистана. Бывший глава МВД Абдурахим Каххаров был назначен секретарем Совета безопасности РТ.

  9. Министр внутренних дел РТ освободил от должностей своего сына и брата

    Азия-Плюс, 09/01/2012

    Министр внутренних дел РТ, генерал-лейтенант милиции Рамазон Рахимов своим примером внес вклад в борьбу с непотизмом – одним из самых распространенных проявлений коррупции в странах Центральной Азии.

    Как сообщили «АП» в МВД, глава правоохранительного ведомства освободил от должностей своих ближайших родственников, которые работали в органах внутренних дел.

    «От занимаемых должностей освобождены его сын – лейтенант милиции Дильшод Рахимов, оперуполномоченный ОУР ОВД столичного района Шохмансур, а также брат министра – полковник милиции Рахмонкул Рахимов, который возглавлял РОБОП по Согдийской области», – отметил источник.

    Напомним, что, согласно Закону РТ «О коррупции», чиновники не имеют права принимать на работу в непосредственное подчинение своих близких родственников.

    Осенью прошлого года в закон были внесены поправки – теперь супруги детей высокопоставленных чиновников также будут считаться близкими родственниками. Раньше в перечень близких родственников входили жены, мужья, родители, братья, сестры, дети и сваты.

    В МВД также сообщили, что приказом министра Рахимова 2012 год объявлен годом законности и повышения профессиональных качеств среди личного состава органов внутренних дел.

    В прошедшие выходные Р. Рахимов, переодевшись в гражданскую форму, лично проинспектировал несколько отделов внутренних дел в столице и Хатлонской области. По итогам проверок он принял решение освободить от занимаемых должностей некоторых начальников ОВД и других ответственных лиц.

    Досье: Генерал-лейтенант милиции Рамазон Рахимов родился 25 апреля 1960 года в Дангаринском районе Хатлонской области. Свою деятельность в органах внутренних дел начал с инспектора отдела по борьбе с экономическими преступлениями ОВД Муминабадского района.

    В разные годы Р.Рахимов возглавлял ОВД районов Ховалинг, Нурека, был заместителем начальника управления по борьбе с организованной преступностью МВД РТ.

    В 2005 году назначен заместителем министра внутренних дел, в 2007 – возглавил Миграционную службу при МВД РТ.

    В 2009 году назначен первым замминистра внутренних дел РТ. С 5 января 2012 года занял кресло министра внутренних дел Таджикистана.

    • Брат главы МВД занял один из руководящих постов в Согдийской таможне

      Asia-Plus, 16/01/2012

      Освобожденный от занимаемой должности главы РОБОП МВД по Согду брат министра МВД РТ Рамазона Рахимова – полковник милиции Рахмонкул Рахимов, занял один из руководящих постов в Согдийской таможне.

      Как сообщили «АП» в областном таможенном управлении, приказом начальника Таможенной службы при правительстве РТ, генерала таможенной службы Гуреза Зарипова, Рахмонкул Рахимов назначен на должность заместителя начальника Регионального таможенного управления по Согдийской области.

      Напомним, только назначенный на должность министра внутренних дел РТ, генерал- лейтенант милиции Рамазон Рахимов своим примером 9 января внес вклад в борьбу с непотизмом – одним из самых распространенных проявлений коррупции в странах Центральной Азии: глава правоохранительного ведомства освободил от должностей своих ближайших родственников, которые работали в органах внутренних дел.

      От занимаемых должностей были освобождены его сын – лейтенант милиции Дильшод Рахимов, оперуполномоченный ОУР ОВД столичного района Шомансур, а также брат министра – полковник милиции Рахмонкул Рахимов, который возглавлял РОБОП МВД по Согдийской области.

  10. В Таджикистане вынесено семнадцать пожизненных приговоров

    Азия-Плюс, 10/01/2012

    Семнадцать пожизненных приговоров было вынесено в прошлом году судами Таджикистана, что значительно превышает данную статистику за предыдущий период, когда на пожизненный срок были осуждены трое человек. Об этом сказал председатель Совета юстиции РТ Зафар Азизов в понедельник, 9 января, на пресс-конференции в Душанбе.

    С 2004 года в Таджикистане введен мораторий на применение смертной казни. Пожизненное заключение как альтернатива смертной казни предусмотрено в РТ по 5 видам преступлений – убийство, изнасилование – при отягчающих обстоятельствах, терроризм, геноцид и биоцид. По геноциду и биоциду не были рассмотрены судами.

    «В основном, к пожизненному заключению приговорены лица, совершившие жестокие убийства и причастные к терроризму, например, лица, совершившие теракт в Худжанде у здания УБОП. Такие преступления, как геноцид и биоцид, у нас не были зарегистрированы», – отметил Азизов.

    По его словам, в прошлом году в Таджикистане было вынесено 5 тыс. 973 приговоров по уголовным делам. Есть среди них и 54 оправдательных приговора, из которых в отношении 15 граждан вынесены полностью оправдательные приговоры, остальные – оправданы частично.

    В целом, за отчетный период было рассмотрено около 119 тыс. уголовных, гражданских, семейных, административных, экономических дел и т.д., что более чем на 22 тыс. больше, чем в 2010 году.

  11. Генпрокуратура РТ: Пытки в Таджикистане не имеют массовый характер

    Азия-Плюс, 10/01/2012

    Пытки в Таджикистане не имеют массовый характер, и правительство страны постоянно принимает меры по их предупреждению, заявил во вторник на пресс-конференции первый заместитель генерального прокурора РТ Абдукодир Мухаммадиев.

    По его словам, об этом свидетельствует и статистика, согласно которой в 2010 году в органы прокуратуры поступило 48 заявлений и жалоб о применении пыток, из которых только 13 фактов после соответствующего расследования нашли свое подтверждение.

    «В прошлом, 2011 году, таких жалоб поступило 26, из которых подтвердились пять случаев. По четырем случаям дела уже направлены в суды», – сказал Мухаммадиев.

    Он также отметил, что Совет ООН по правам человека, рассмотрев обращения шестерых осужденных граждан РТ, в числе которых Садриддин Тошев и Бадриддин Сангов (сторонники мятежного полковника Махмуда Худойбердыева – ред.), о якобы имевших место фактах применения в их отношении пыток во время предварительного следствия и судебного процесса, а также при отбытии наказания в исправительных учреждениях, признал их доводы необоснованными и своей резолюцией прекратил их дальнейшее рассмотрение.

    Между тем, правозащитники считают, что пытки в Таджикистане по-прежнему остаются системной проблемой.

    Директор Центра по правам человека в Худжанде Татьяна Хатюхина отметила, что речь идет не об отдельных нарушениях со стороны недобросовестных сотрудников милиции или органов безопасности, а именно о повседневной практике правоохранительных органов. «Во время проекта «Борьба против пыток в Таджикистане» было выявлено, что недозволенное обращение присутствует как с момента фактического задержания, так и в ходе предварительного следствия», – отметила она.

  12. В прошлом году в Таджикистане уровень преступности вырос на 16%

    Азия-Плюс, 10/01/2012

    В прошлом году в Таджикистане было зарегистрировано 16 тыс. 864 преступлений, что на 16% больше, чем в предыдущем периоде (2010 – 14 тыс. 548), об этом журналистам сообщили 10 января на пресс-конференции в Генеральной прокуратуре РТ.

    Однако органы прокуратуры связывают статистический рост преступности с лучшей выявляемостью преступлений и их регистрацией.

    Тем не менее, в 2011 году криминогенный рост в стране дали преступления, совершенные несовершеннолетними и при их соучастии (в 2010 году – 530, в 2011 – 1 тыс. 075), а также тяжкие преступления (2010 – 3 тыс. 746 фактов, 2011 – 5 тыс. 005).

    «Таких преступлений, как разбой, мошенничество, незаконное хранение оружия, незаконный оборот наркотиков, вымогательство и экономические преступления зарегистрировано больше, чем в предыдущем году», – отметили в Генпрокуратуре.

    Органами дознания и следствия в целом окончено расследование 9 тыс. 818 уголовных дел, из которых 7 тыс. 269 дел направлены в суды и 2 тыс. 550 дел прекращены.

  13. Отцу Али Бедаки сократили срок на треть

    Asia-Plus, 13/01/2012

    К 73-летнему Музаффару Давлатову, отцу одного из экс-полевых командиров Аловуддина Давлатова (Али Бедаки), применен акт амнистии. Об этом журналистам сообщил заместитель председателя Верховного суда РТ, председатель военной коллегии ВС РТ Абдуджаббор Сатторов.

    В ноябре прошлого года был вынесен приговор в отношении 28 жителей Раштской долины, которые признаны виновными в пособничестве незаконным вооруженным формированиям. Среди них был Музаффар Давлатов, который приговорен к 7 годам лишения свободы за организацию и участие в незаконном вооруженном формировании (ст. 185 ч.1 УК РТ).

    «Согласно закона об амнистии, вынесенный срок Давлатову был сокращен на одну треть. Последовавшая за приговором касаационная жалоба была рассмотрена, приговор оставлен без изменений и вступил в законную силу», – сказал Сатторов.

    Семеро из 28 осужденных получили пожизненные сроки, остальные были приговорены к различным срокам наказания до 30 лет. Несколько человек из этой группы осужденных получили по 2-3 года лишения свободы за недонесение о преступлении.

    Напомним, 19 сентября прошлого года в ущелье Камароб Раштского района была обстреляна автоколонна министерства обороны Таджикистана. Тогда погибли 28 солдат и офицеров таджикской армии. Власти Таджикистана возложили вину за обстрел на группировки бывших полевых командиров ОТО Абдулло Рахимова (Мулло Абдулло) и Аловуддина Давлатова (Али Бедаки). Оба вместе со своими немногочисленными сторонниками были убиты в прошлом году в результате крупномасштабной операции спецслужб в Раштской долине.

  14. Клаус Расмуссен: ОБСЕ оказывало и будет оказывать помощь и содействие МВД Таджикистана

    Asia-Plus, 13/01/2012

    Очередное заседание рабочей группы по управлению реформой милиции, созданной в рамках Меморандума о взаимопонимании между правительством Таджикистана и ОБСЕ по вопросам реформирования милиции, состоялось в пятницу в Душанбе.

    В состав рабочей группы, помимо сотрудников Бюро ОБСЕ в Таджикистане и МВД РТ, входят также представители международных организаций и посольств, аккредитованных в стране.

    Заместитель главы Бюро ОБСЕ в Таджикистане Клаус Расмуссен отметил, что «ОБСЕ оказывало и будет оказывать помощь и содействие МВД РТ в эффективной правоохранительной и демократической деятельности милиции».

    По его словам, ОБСЕ предпримет все усилия по реализации Меморандума и разработке Стратегии реформы милиции Таджикистана, результатом которого будет создание новой модели полиции Таджикистана, направленной на обеспечение безопасности личности, защиту её прав и законных интересов от противоправных посягательств.

    Собравшимся был представлен проект Закона РТ «О полиции», который, по словам заместителя министра внутренних дел Таджикистана Саид Джурахонова «должен стать первым шагом на пути создания прочной законодательной базы для деятельности милиции Таджикистана, и с принятием которого будет начата и реформа милиции».

    По словам советника по вопросам борьбы с терроризмом и работе с правоохранительными органами Бюро ОБСЕ в Таджикистане Оливера Янсера, проект Закона «О полиции», после согласования в установленном порядке в других министерствах и ведомствах, будет вынесен для широкого обсуждения в гражданском обществе.

    Было отмечено, что Стратегия реформы милиции в РТ до 2020 года будет являться документом, определяющим уголовную политику государства в сфере органов внутренних дел, и отражать те действия, которые правительство страны осуществит в среднесрочном периоде по реформированию и развитию милиции Таджикистана и органов внутренних дел в целом.

    Стратегия будет представлять собой принципиально новый подход к обеспечению развития органов внутренних дел Таджикистана, учитывающий мировой опыт по разработке и реализации аналогичных стратегических документов, уроки и выводы прошлых этапов развития милиции, а также сложившиеся реалии и перспективы развития полиции.

    Стратегия будет реализована в соответствии с Планом действий по реформе милиции, участниками которой будут правительство РТ, органы внутренних дел, институты гражданского общества и население республики, а также международные организации и страны-доноры.

  15. МВД Таджикистана решило бороться с укрытием преступлений

    Asia-Plus, 21/01/2012

    МВД Таджикистана решило бороться с латентной преступностью.

    В прошлом году в Таджикистане официально зарегистрировано 16 тыс. 864 преступлений, что по сравнению с 2010 годом больше на 2 тыс. 316 фактов или почти на 16%, сообщил 20 января на пресс-конференции министр внутренних дел РТ Рамазон Рахимов. Однако многие эксперты уверены, что реальное количество совершенных преступлений в несколько раз больше, чем показывает официальная статистика.

    На вопрос «АП» о том, насколько реальны цифры о состоянии преступности в стране и каково состояние латентной (скрытой) преступности, глава МВД согласился, что многие преступления остаются вне учета. «Я буду жестко наказывать всех за укрытие преступлений, причем я буду наказывать не за рост преступности, а за не раскрываемость. Я постараюсь показать реальную картину преступности в стране», – сказал Рахимов.

    По его словам, наличие латентной преступности характерно для всех без исключения стран. «Я не скрываю, что в Таджикистане скрываются от учета порядка 10-15% преступлений. Такая работа зависит не только от сотрудников органов внутренних дел, но и от активности самих граждан – многие пострадавшие граждане из-за страха или по каким-то другим причинам не обращаются в милицию. Мы стараемся улучшить регистрацию преступлений», – сказал Рахимов.

    Министр сказал также, что в конце 2010 года по его инициативе был организован единый учет преступлений по республике, и весь учет ведется в едином информационном центре МВД Таджикистана. «Это уже реальный шаг для решения проблемы», – уверен Рахимов.

    Для сравнения: в федеральной земле Мекленбург – Передняя Померания (Германия) на 1,7 млн. населения ежегодно регистрируется до 140 тыс. преступлений и этот регион считается самым спокойным в стране.

  16. Министр внутренних дел Таджикистана взялся за наведение порядка на дорогах

    Asia-Plus, 20/01/2012

    Дороги Душанбе освобождаются от большого количества постов ГАИ. За наведение порядка на дорогах взялся министр внутренних дел страны Рамазон Рахимов.

    Как сообщил журналистам в пятницу глава МВД, от граждан поступало много жалоб на некоторых инспекторов дорожного движения, которые занимаются поборами, позволяют себе бесцельно останавливать транспорт, устраивают так называемые засады на дорогах.

    «С первых дней своей деятельности на посту министра внутренних дел страны я взялся за наведение порядка в деятельности ГАИ. Была изучена дислокация постов, и уже сейчас многие жители столицы и водители убедились, что количество постов в городе, в том числе на главном проспекте Рудаки, значительно уменьшилось. Запрещена бесцельная остановка транспортных средств. В настоящее время практически решен вопрос о сокращении инспекторского состава» – отметил Рахимов.

    Он подчеркнул, что граждане, столкнувшиеся с незаконными действиями сотрудников ГАИ, могут сообщить об этих случаях, позвонив по телефону доверия 221-21-21 или в дежурную часть по телефону 227-98-98. «Вся поступающая информация будет предоставлена руководству, и по каждому отдельному случаю будут приняты меры», – заверил глава МВД.

  17. Глава МВД РТ: Уволен сотрудник ИВС, по халатности которого задержанный совершил суицид

    Asia-Plus, 20/01/2012

    Министр внутренних дел Таджикистана Рамазон Рахимов подтвердил сегодня на пресс-конференции информацию о самоубийстве задержанного лица в изоляторе временного содержания ОВД Бободжонгафуровского района Согдийской области.

    «Да, такой факт имел место. Была проведена внутренняя проверка, по результатам которой один сотрудник ИВС, по халатности которого произошло самоубийство, уволен, ещё один освобожден от занимаемой должности, а другой получил строгое дисциплинарное взыскание», – сказал Рахимов.

    На вопрос «АП» о том, почему сотрудник ИВС, допустивший халатность, отделался одним увольнением со службы, министр отметил, что было выявлено лишь «нарушение с его стороны своих служебных обязанностей, а это – не общественно-опасное деяние».

    Между тем, в одну из правозащитных организаций Согда поступила информация о том, что задержанный по подозрению в краже стал жертвой жестокого обращения со стороны сотрудников правоохранительных органов, работающих в ИВС, после чего тот решил покончить жизнь самоубийством.

    Глава МВД отметил, что он ужесточит меры в отношении сотрудников органов внутренних дел, допустивших в отношении задержанных и подозреваемых недозволенные методы расследования и жестокое обращение. «Мы намерены установить в каждом отделе милиции системы видеонаблюдения», – сказал Рахимов.

  18. Р. Менглиев: Фактов пыток в исправительных учреждениях Таджикистана нет

    Asia-Plus, 19/01/2012

    Фактов пыток в исправительных учреждениях Таджикистана в прошлом году не было зафиксировано, такой официальной информации у нас нет, заявил сегодня на пресс-конференции министр юстиции РТ Рустам Менглиев.

    Он также сообщил о том, что «принимаются все меры для того, чтобы улучшить условия содержания заключенных». В частности, отметил Менглиев, в прошлом году в Таджикистане вступил в силу закон «О порядке и условиях содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых и подсудимых», а в рамках Программы по улучшению материально-технической базы исправительных учреждений было построено несколько новых СИЗО в Худжанде, Кулябе и Хороге.

    «В прошлом году представители общественных организаций, СМИ и диппредставительств посещали закрытые учреждения страны. Их отчеты и мнения были после этого опубликованы в СМИ», – сказал Менглиев.

    Между тем, говоря о пытках и жестоком обращении в исправительных учреждениях страны, стоит напомнить о прошлогоднем факте гибели 32-летнего заключенного Исмоила Бачаджонова. Он был осужден за незаконный оборот наркотиков и отбывал наказание в колонии усиленного режима. Позже суд столичного района Сино изменил ему режим для дальнейшего отбывания наказания с усиленного на тюремный.

    На момент происшествия Бачаджонов поступил в следственный изолятор, где предполагалось его направление в камеру отбытия тюремного режима. Однако через некоторое время заключенный скончался по дороге при доставлении из СИЗО в медицинский Центр ГУИН Минюста Таджикистана.

    По данному факту Генпрокуратура возбудила уголовное дело, и в ходе расследования была установлена причастность нескольких сотрудников СИЗО к данному инциденту.

    В сентябре прошлого года были вынесены приговоры в отношении трех сотрудников СИЗО Минюста, которые признаны виновными в совершении действий, приведших к гибели заключенного.

  19. Адвокаты семьи Исмона Бобоева направили ходатайство в Конституционный суд Таджикистана

    Asia-Plus, 03/02/2012

    Адвокаты потерпевшей стороны по делу Исмона Бобоева, который скончался два года назад во время допроса в Региональном управлении по борьбе с организованной преступностью (РУБОП) Согдийской области, направили ходатайство в Конституционный суд Таджикистана.

    Как сообщил «АП» один из адвокатов Сергей Романов, до сих пор представителю потерпевшей стороны Джурабою Бобоеву, отцу скончавшегося И. Бобоева не дана возможность использовать право участия в ходе следствия и ознакомления с материалами уголовного дела. «Основанием данной ситуации явилось наличие законодательной нормы, запрещающей потерпевшему или его представителю ознакомиться с материалами уголовного дела до окончания предварительного расследования», – сказал он.

    В связи с этим адвокаты – Сергей Романов и Абдурахмон Шарипов – в защиту интересов отца скончавшегося просят в ходатайстве признать п. 8 ч. 2 статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса страны, ограничивающей права потерпевшего, как противоречащей двум статьям Конституции – ст. 17 (Все равны перед законом) и ст. 21 (Закон защищает права потерпевшего. Государство гарантирует потерпевшему судебную защиту и возмещение нанесенного ему ущерба). Адвокаты просят также возбудить по данному факту конституционное производство.

    По словам Романова, отцу скончавшегося Дж. Бобоеву, как и адвокатам, на протяжении почти двух лет не предоставлена возможность изучения материалов уголовного дела.

    «Помимо данного ходатайства, мы неоднократно с заявлениями и жалобами обращались в Генеральную прокуратуру РТ с требованием отмены постановления о приостановлении уголовного дела и фактическом продолжении расследования с принятием законного решения по данному уголовному делу. Однако до настоящего времени данное постановление не отменено и никаких сведений о фактическом состоянии здоровья подозреваемых, что является основанием для возобновления расследования, представителю потерпевшей стороны Дж. Бобоеву не предоставлено», – говорит адвокат.

    Исмон Бобоев был задержан сотрудниками РУБОП по Согдийской области 19 февраля 2010 года Манучехром Акбаровым и Фирдавсом Шокировым. После доставления в здание РУБОП, в ходе допроса задержанный Исмон Бобоев скончался. Родственники молодого человека утверждают, что смерть наступила в результате примененных к нему пыток, как незаконных методов допроса.

    25 марта 2010 года прокуратурой Согдийской области по данному факту было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.104 (Убийство), ст. 247 (Мошенничество), 250 (Вымогательство) и ч.3 ст.316 (Превышение должностных полномочий) УК РТ, по которому основными подозреваемыми признаны сотрудники РУБОП Манучехр Акбаров и Фирдавс Шокиров.

    25 июня 2010 года данное уголовное дело было приостановлено, в связи с болезнью подозреваемых.

  20. Глава МВД Таджикистана начал чистку рядов милиции

    Asia-Plus, 03/02/2012

    Министр внутренних дел Таджикистана Рамазон Рахимов провел в четверг, 2 февраля, оперативное совещание в связи с участившимися фактами правонарушений среди сотрудников милиции, сообщили «АП» в МВД.

    «Только за первый месяц этого года 8 сотрудников милиции привлечены к уголовной ответственности за совершение 9 преступлений, которые позорят честь и достоинство сотрудника правоохранительных органов. Тому способствовало также невыполнение должностных обязанностей со стороны руководителей соответствующих отделов и подразделений МВД», – отметил глава правоохранительного ведомства.

    В связи с этим министр поручил начальникам УВД города Душанбе, Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, УГАИ, ОВИР, оперативным подразделениям вести постоянный контроль за работой вверенного им личного состава милиции.

    За упущенные недостатки в работе, нарушения служебного порядка ряд сотрудников подразделений УБНОН и ОВД столичных районов были освобождены от занимаемых должностей.

    В частности, были уволены начальник Отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков ОВД столичного района Фирдавси капитан милиции Ильхом Файзов, а также трое оперуполномоченных отдела – старшие лейтенанты милиции Хуршед Бобоев и Исмоил Исмоилов, и капитан милиции Шариф Саидов – за нанесение телесных повреждений задержанному по подозрению в совершении преступления.

    На совещании также были обсуждены выявленные недостатки в работе ОВИР. В частности, уволены из органов внутренних дел за факты выдачи поддельных таджикских паспортов иностранным гражданам начальник ОВИР ОВД Турсунзаде капитан милиции Мехрубон Бозоров, сотрудники ОВИР ОВД города Куляба Гульсара Демпанаева и Панджшанбе Давлатов. Ещё ряд сотрудников ОВИР были привлечены к дисциплинарной ответственности.

    Особое внимание на совещании было уделено фактам коррупции среди сотрудников ГАИ. За выдачу несовершеннолетнему лицу фиктивных водительских прав для осуществления пассажирских перевозок был уволен старший инспектор регистрационно-экзаменационного отделения УГАИ подполковник милиции Умарали Шаропов. Ещё несколько сотрудников УГАИ были привлечены к дисциплинарной ответственности, а руководству данного управления дан срок для исправления имеющихся недостатков.

    Кроме того, предупреждение за допущенные недостатки в работе получил Хабибулло Маджидов, начальник спецподразделения «Вохиди махсус», которое обеспечивает сопровождение высокопоставленных иностранных делегаций. «Министр дал ему время для исправления недостатков, в противном случае освободит от занимаемой должности», – сказали в МВД.

  21. Названы имена участников наркогруппы, обезвреженной на юге Таджикистана

    Asia-Plus, 03/02/2012

    «Азии-Плюс» стали известны имена задержанных 10 января в Кубодиенском районе на юге Таджикистана с крупной партией наркотиков.

    Как сообщил «АП» источник в силовых структурах страны, в ходе спецоперации были задержаны Махмадулло Маджидов по кличке «Мехрубон», сын генерал-майора милиции, начальника спецподразделения ГАИ республики Хабибулло Маджидова, Хуршед Рахимов, сын водителя посольства Таджикистана в Москве, и сержант погранвойск Госкомитета нацбезопасности Зиёвуддин Шарипов.

    По словам источника, четвертым членом группировки, которому удалось скрыться с места преступления, является Нурулло Одинаев, сын отставного генерала, который в конце 90-х возглавлял Комитет по обеспечению специмуществом при правительстве Таджикистана, Хикматулло Одинаева. Нурулло Одинаев объявлен розыск.

    Как сообщало ранее «АП», на юге Таджикистана правоохранительными органами была пресечена попытка переброски около 110 кг наркотиков. Спецоперация состоялась в Кубодиенском районе Хатлонской области в начале января, причем правоохранительные органы тщательно скрывали факт задержания.

    Тем не менее, из информированных источников в органах «АП» удалось узнать, что 10 января текущего года сотрудники ГАИ Кубодиенского района попытались остановить затонированный внедорожник Nissan Patrol с «золотым» госномером 7777.

    Однако водитель не подчинился требованиям милиционеров и уехал на большой скорости. Тогда милиционеры объявили план «Перехват» и через некоторое время джип был задержан силовиками. Однако до задержания водитель и его попутчики успели закинуть мешок с наркотиками во двор одного из местных жителей, который и сообщил в органы о неизвестно откуда появившемся у него во дворе мешке с подозрительным содержимым.

    Наркотики, в основном гашиш, общим весом 106 кг были изъяты. Подозреваемые задержаны. Расследованием данного факта занимаются сотрудники ГКНБ.

    Напомним, что именно после 10 января в правоохранительные органы Таджикистана поступило негласное указание «сверху» об изъятии из использования автомобильных номеров 8888 и 7777, которые, по некоторым данным, принадлежат близким родственникам и приближенным первых лиц страны.

    По неофициальным данным, такое решение было мотивировано тем, что многие автовладельцы приобретали VIP-номера, в том числе и поддельные, и под прикрытием приближенности к первым лицам страны чувствовали вседозволенность и занимались противоправными деяниями.

    Между тем, в начале этого года правоохранительными органами была разоблачена наркобанда, в которую были вовлечены несколько офицеров силовых ведомств страны, которые возглавляли антинаркотические подразделения.

    Среди них начальник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков ОВД Фархорского района Фаридун Умаров, который приходится братом первому заместителю председателя Госкомитета национальной безопасности Таджикистана Мансуру Умарову и племянником заместителю министра внутренних дел Саиду Джурахонову.

    В группе также были начальник отдела Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (УБНОН) МВД РТ майор милиции Зафар Мирзоев, а также начальник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств УВД города Душанбе подполковник милиции Тохирхон Шеров.

    «Ни одна наркогруппировка не действует без покровительства высокопоставленных чинов», – заявил на недавней пресс-конференции директор антикоррупционного агентства Фаттох Саидов. Именно это ведомство и провело задержание подозреваемых в наркобизнесе.

  22. Борьба с «оборотнями»: Задержан начальник ОБНОН района Фирдавси

    Asia-Plus, 03/02/2012

    За получение взятки и превышение должностных полномочий задержан начальник отдела по борьбе с наркотиками столичного района Фирдавси.

    Начальник ОБНОН ОВД района Фирдавси, капитан милиции Ильхомджон Файзов был задержан сотрудниками Агентства по госфинконтролю и борьбе с коррупцией Таджикистана 1 февраля. Еще трое сотрудников отдела находятся в розыске.

    30 января примерно в 12 часов ночи в районе 9-го километра Файзов со своими работниками задержали гражданина А.А. при покупке им около 1 тыс. таблеток экстази.

    Выяснилось, что предварительно именно сотрудники этого ОБНОН во главе с Файзовым дали задержанному А.А. на покупку наркотиков 8,5 тысяч долларов. По словам источника «АП», он должен был выступить в качестве покупателя.

    При покупке наркотиков, сотрудники ОБНОН пытались задержать продавца, но ему удалось скрыться, тогда они задержали А.А., затолкали его в служебную машину, и там отобрав полученные наркотики, избили его. Они требовали, чтобы А.А. назвал имя продавца.

    «В это время, – продолжает источник, – на мобильный телефон А.А. позвонил его друг. Сотрудники ОБНОН, решив, что звонит продавец, потребовали у А.А., чтобы он попросил своего знакомого прийти к ним – в район 9-го км. Знакомый А.А. пришел со своей девушкой, и их обоих тоже затолкали в машину, где стали сразу же избивать».

    По словам источника, сотрудники ОБНОН решили «заработать», они вызвали по телефону отца вновь задержанного парня, который, как потом оказалось, не имеет никакого отношения к наркотикам. С приехавшего среди ночи отца, сотрудники милиции потребовали выкуп 10 тысяч долларов. Отец, опасаясь, что его сына могут ни за что привлечь к ответственности, принес деньги, правда, он смог собрать только 5 тысяч. 950 долларов. После того, как он заплатил за сына, милиционеры отпустили парня и его девушку. Это было уже утром 31 января.

    По словам источника, все это время, пока отец парня искал деньги, сотрудники ОБНОН района Фирдавси ездили по городу на своей машине. Также в машине все это время находился и задержанный ими А.А. «После они начали торговаться с ним, – продолжил источник «АП». – В результате вымогателям удалось по телефону выйти на родную сестру и еще одного родственника А.А., у которых они и потребовали деньги за его освобождение. А родные А.А. в свою очередь вышли на отца его друга, который уже знал, с кем они имеют дело и взялся помочь – передать еще одну взятку. За А.А. сотрудники ОБНОН требовали 50 тысяч долларов, тогда началась торговля, – говорит источник, – в результате сошлись на 25 тысячах. Но после поиска денег, родственник смогли передать через старика только 14 тысяч».

    В это время сотрудники ОБНОН привезли А.А. в ОВД района Фирдавси. Деньги старик принес в 4-5 часов вечера 31 января самому начальнику ОБНОН Ильхомджону Файзову в его кабинет. После этого А.А. отпустили.

    Однако в этот же день, сразу после освобождения, А.А. пришел в Агентство по госфинконтролю и борьбе с коррупцией. «Он написал заявление, – говорит источник, – где подробно рассказал обо всем случившемся. А.А. сделали экспертизу, которая показала множество телесных повреждений».

    Между тем, по словам источника, 1 февраля в Агентство поступило еще одно заявление на незаконные действия начальника ОБНОН ОВД района Фирдавси. Заявитель С. рассказал, что 1 января около рынка «Султони кабир» он продавал 7 грамм золота. Ему на мобильный телефон позвонили некие покупатели и договорились встретиться. В результате, на рынок за С. приехал И. Файзов со своими сотрудниками, они забрали С. в ОВД. Здесь, по данным источникам, его продержали сутки, у него забрали золото, и в качестве выкупа также потребовали деньги – 20 тысяч долларов. «С. через сына взял в долг у знакомых 7 тысяч, после того как его сын принес эти деньги, его отпустили», – уточнил источник.

    По данным источника против начальника ОБНОН ОВД района Фирдавси и еще нескольких сотрудников ОБНОН возбуждены дела по ст. 319 ч. 4 , 316. ч. 3 и 314 ч. 1, «Злоупотреблении служебными полномочиями», «Превышение должностных полномочий» и «Получение взятки».

  23. Родные погибшего Сангова настаивают на дополнительном расследовании

    Asia-Plus, 06/02/2012

    Правоохранительные органы Таджикистана пытаются препятствовать проведению дополнительного расследования по факту смерти жителя столицы Сафарали Сангова, где обвиняемыми проходят двое сотрудников милиции. Об этом «АП» сообщили родственники Сангова.

    В Генеральной прокуратуре подтвердили, что 18 января этого года Генпрокуратура принесла протест в надзорную коллегию Верховного суда РТ на определение суда столичного района Сино о дополнительном расследовании данного факта. От дальнейших комментариев источник отказался.

    Эту же информацию «АП» подтвердили в Верховном суде страны, сообщив, что протест находится на рассмотрении судьи ВС Анварджона Ахмедова.

    Родственники Сангова уверены, что определение суда вынесено объективно, и в материалах уголовного дела имеются большие недостатки, в связи с чем требуется дополнительное расследование.

    «Мы обеспокоены тем, что определение суда района Сино будет отменено. Если это произойдет, то это будет означать, что обвиняемые понесут наказание по более мягкой статье, что не соответствует совершенному ими преступлению», – говорит вдова Сангова, Сарвиноз Хикматова.

    Уголовное дело в отношении двух старших оперуполномоченных отдела уголовного розыска столичного ОВД Сино-1 Абдурахмона Якубова и Кодира Хасанова возбуждено по статье «халатность». «Сейчас органы прокуратуры делают все, чтобы переквалифицировать предъявленную им статью на более мягкую», – уверена Хикматова.

    Судебный процесс над Якубовым и Хасановым начался в июне прошлого года. Однако в ходе первых заседаний были обнаружены противоречия между свидетельскими показаниями, собранными во время предварительного следствия и озвученными в ходе судебного процесса. Поэтому сторона защиты посчитала, что процесс проходит необъективно и заявила ходатайство судье. Суд вынес определение о направлении дела на дополнительное расследование, однако на это определение со стороны гособвинителя был принесен протест в кассационную коллегию по уголовным делам суда города Душанбе. Протест был отклонен, тогда протест был принесен в надзорную инстанцию суда города Душанбе. Но и там протест был отклонен. После этого прокуратура города, уже в третий раз, пытается при поддержке Генеральной прокуратуры принести протест в Верховный суд на предмет отмены вышеуказанного определения.

    37-летний житель столицы Сафарали Сангов, который подозревался в незаконном обороте наркотиков, был задержан в марте прошлого года. Однако в тот же день он попал из отдела милиции в реанимацию и спустя несколько дней скончался, не приходя в сознание. Его родственники утверждают, что он попал в больницу в результате жестокого избиения в отделе милиции. Противоположную версию выдвигают правоохранительные органы: Сангов якобы покончил жизнь самоубийством, бросившись с лестницы в здании ОВД и ударившись головой об стену.

    Это дело получило широкий общественный резонанс. В частности, влиятельная международная правозащитная организация Amnesty International и Бюро по правам человека и соблюдению законности в Таджикистане выступили с совместным заявлением, в котором выразили обеспокоенность обстоятельствами гибели Сафарали Сангова и требуют от властей тщательного расследования данного факта.

  24. Вчера состоялось заседание суда по делу погибшего инспектора ГАИ

    Asia-Plus, 07/02/2012

    Очередной процесс по делу смерти сотрудника УГАИ МВД РТ Равшана Шарипова открылся и завершился вчера допросом свидетеля, который оказался знаком с одним из подсудимых. Процесс отложили на 8 февраля.

    Зал суда района Фирдавси был полон. После того как привели подсудимых – Озодбека Одинаева и Саидмухтора Мирджонова и завели за решетку, судья открыл заседание. Оба молодые парни лет 25. Первым был опрошен свидетель по делу – Джамшед Комилов.

    Комилов заявил, что не меняет прежние показания. Ранее он был допрошен два раза.

    «Меня 23 декабря прошлого года укусила бешеная собака. Сейчас мои нервы только что восстанавливаются,- заявил свидетель. – Я не меняю свои предыдущие показания, которые давал, когда еще у меня были нормальные нервы. Сейчас не хочу повторять их. Если будут вопросы, отвечу».

    Не захотев утомить свидетеля, судья, Содирова М., сама озвучила его показания.

    Из показаний Джамшеда Комилова:

    «27 апреля 2011, примерно в 16 часов, я ехал на своей машине по улице Н. Карабаева, остановился на светофоре и увидел в метров 50-60 от себя двух работников ГАИ с одним молодым человеком. Позже в Прокуратуре при очной ставке стало ясно, что его зовут Озодбек Одинаев. Молодой человек ссорился с гаишниками. После зеленого сигнала светофора, я двигался дальше. Тут я увидел, что работник милиции, подойдя к своей машине сел за руль. Озодбек пошел следом за работником милиции и начал тянуть дверь машины в свою сторону. Работник ГАИ, (про которого позже узнал, что его зовут Равшан Шарипов) оттолкнул Озодбека дверью. Подъезжая ближе не выходя из машины громким голосом сказал Озодбеку, что не связывайся с работником милиции (сарбасар нашав). Двигаясь чуть дальше, хотел остановиться на обочине, и увидел машину, в котором сидел Саидмухтор, отца которого я знаю. Я спросил его, Озодбек с тобой? Саидмухтор ответил, да. Ему сказал, что, иди, приведи Озодбека, чтобы не ссорился с работником ГАИ. Саидмухтор вышел из машины и пошел к работникам ГАИ, а я припарковался перед машиной Саидмухтора. Выходя из машины увидел, что два работника ГАИ держали Озодбека, а Саидмухтор пытался их растащить. Вдруг Озодбек ударил кулаком правой руки в левую часть головы Шарипова, упавшего на асфальт прямо на спину. Озодбек и Саидмухтор побежали к машине, сели и уехали. Я побежал к работникам ГАИ. В этот момент, другой работник ГАИ (позже узнал, что его зовут Толиб Кодиров) поднял Шарипова, поставил на колени, и в таком положении отпустил, после чего Шарипов упал лицом в асфальт. Я пошел и поднял его с несколькими другими людьми. Из головы шла кровь. Шарипова загрузили в машину сотрудника ГАИ, который приехал позднее. Его доставили в больницу».

    Государственный обвинитель спросил о том как Д. Комилов познакомился с Саидмухтором.
    – Я с Саидмухтором лично не знаком. Я знаю его отца, потому что он был имамом в мечети на «Первом советском», и я ходил туда читать намаз. Отсюда и знаю, что Саидмухтор его сын,- объяснил свидетель.

    Гособвинитель также выразил свое сомнение по поводу присутствия этого свидетеля на месте инцидента.

    – Факт, что «Толиб Кодиров поднял своего коллегу Шарипова, поставил на колени, и в таком положении отпустил, после чего Шарипов упал лицом в асфальт» все ставят под сомнение. Этой ситуации вообще не было. И это уже подтверждено,- сказал гособвинитель и добавил, – Появляется один ключевой вопрос: «были ли Вы там вообще?». Толиб Кодиров также отрицает, что видел свидетеля Джамшеда Комилова.

    Свидетель уверенно отвечает, что был, и уточнил, что Т. Кодиров таким образом, отпустив своего коллегу, побежал снять номера нападавших.

    Оба обвиняемых подтвердили показания Комилова.

    Свидетель в пользу своей правоты также описал детали своих действий.

    – Я даже вместе с другим подъехавшим сотрудником ГАИ, доставил Шарипова в машину марки Опель-Караван. Сотрудник ГАИ, просто бросил тело в машину как на произвол судьбы. Я сказал, что во время работы вы друзья, а в таких случаях не друзья?, – уверенным возмущенным голосом рассказывает свидетель. – Я принудительно посадил его в машину, и истекающую кровью голову Шарипова положил ему на колени.

    По словам свидетеля, который занимался боксом, скорее всего, как О. Одинаев, нанося удар случайно попал в какую-то точку головы, и пострадавший потерял сознание.

    Свидетель вел себя уверенно, перебивал и говорил на «ты» со стороной обвинения. Также ему несколько раз удалось рассмешить своими ответами присутствующих. Пожалуй, все рассмеялись, и даже у судьи мелькнула улыбка на губах.
    Не улыбался только отца погибшего инспектора Шоди Шарипов, который также присутствовал на суде.

    Сомнение вызвало показание и у адвоката потерпевшей стороны, Хомида Маъмурова. По его мнению, при ударе кулаком в левую часть головы, потерпевший скорее завалился бы направо и соответственно он бы получил рану с правой стороны.

    Все эти сомнительные обстоятельства стали причиной отложения дела на 8 февраля. На следующем заседании будут заслушаны три представителя судмедэкспертизы, два сотрудника ГАИ, в качестве дополнительных свидетелей, которые отвозили пострадавшего инспектора в больницу.

    Сторона обвинения также просила, чтобы в суд доставили еще одну свидетельницу – Шабнами Шамсиддин, которая первоначально свидетельствовала, что увидела все происходящее с окна своей квартиры. Кстати, эта свидетельница исчезла со своей квартиры, и ее не могут найти.

    – Оказалось, Шабнами Шамсиддин была квартиранткой в Душанбе, недавно ее муж скончался, и они съехали из этой квартиры. Они были прописаны в Кулябе, по данному адресу также не нашли ее»,- сообщила судья. Однако, судья обещала, разыскать свидетельницу.

    Сторона защиты в свою очередь просила доставить первого следователя, занимавшегося этим делом.

    Напомним, рассмотрение дела по факту смерти инспектора ГАИ Равшана Шарипова судом возобновилось после доследования со стороны Генпрокуратуры РТ. Согласно обвинительному заключению, Одинаев Озодбек и Мирджонов Саидмухтор обвиняются в совершении преступлений по ст./ст. 237, ч. 2, п. «б», «в» и «г» (хулиганство), 32, ч.3 – 320, ч.2 (покушение на дачу взятки), 328, ч.2 (применение насилия в отношении представителя власти), 108, ч. 1 УК РТ (причинение смерти по неосторожности).

  25. Следствие или инквизиция-2?

    Asia-Plus, 17/02/2012

    В Худжанде идет суд по делу об убийстве сотрудника военкомата Исфаринского района. Некие граждане – с помощью МВД, прокуратуры и суда – пытаются обвинить в данном преступлении невинных людей. В дело идут пытки и избиения, как обвиняемых, так и свидетелей… Об этом «АП» рассказали родственники обвиняемых, требуя прекратить произвол и наказать коррумпированных чиновников и настоящих преступников.

    Эта история началась в сентябре прошлого года.

    11 сентября на территории джамоата Ходжаи Аъло Исфаринского района был обнаружен труп сотрудника местного военкомата Содика Ашурова с признаками насильственной смерти. По подозрению в убийстве в ОВД-2 Исфаринского района были доставлены пять молодых ребят. По словам адвоката одного из задержанных – Файзинисо Вахидовой, все они подвергались физическому насилию со стороны сотрудников правоохранительных органов. К тому же их несколько суток держали без оформления протокола задержания.

    В ОВД также были доставлены два свидетеля убийства. Один из них – житель этого же джамоата Шариф Абдурахимзода.

    В интервью «АП» он рассказал, что 12 сентября он действительно давал показания в милиции, где сообщил, что задержанные лица не совершали преступления.

    – Я передал начальнику милиции ОВД Исфара-2 Козиеву записанный на бумаге номер автомашины людей, которых я подозреваю в убийстве, однако он порвал эту бумагу, и они начали меня избивать, – говорит Абдурахимзода. – Три дня меня там держали и избивали, чтобы я дал показания против задержанных ими лиц. На меня натравливали собаку, приставляли к голове автомат, пытали электричеством и довели до такого состояния, что я даже не мог говорить. Отпустили только на четвертый день, когда я вынужден был дать согласие свидетельствовать против этих ребят.

    После Абдурахимзода сделал рентген и обратился к врачу, чтобы засвидетельствовать следы от побоев, однако, по его словам, врач отказался выдавать такую справку.

    – Я также обратился с жалобой в прокуратуру Исфары, однако они не предприняли никаких действий, – подчеркнул он.

    По словам адвоката – Файзинисо Вахидовой, одновременно сотрудники милиции таким же методом «готовили» еще одного свидетеля, который в момент убийства, как говорит Вахидова, ссылаясь на официальные показания этого свидетеля, находился совершенно в другом месте.

    Вторым реальным свидетелем убийства, по ее словам, был другой житель джамоата Ходжаи Аъло – Косим Каримзода, который, узнав, что первого свидетеля задержали, испугавшись, уехал в Россию.

    – 16 сентября подозреваемые уже предстали перед судом Исфаринского района и рассказали обо всех фактах пыток, сняв одежду, показали следы побоев, однако судья Ганиев, не предприняв никаких мер, санкционировал их арест, – говорит адвокат Ф. Вахидова. – Им было предъявлено обвинение в убийстве Содика Ашурова с целью уклонения от военной службы, однако установлено, что из пяти подсудимых только один является военнообязанным, который даже не состоял на учете в военкомате Исфары. Остальные вовсе освобождены от службы в армии, – отмечает адвокат.

    Все обвиняемые в убийстве дали показания, что они не были причастны к нему. По словам адвоката, когда следователь провел очную ставку между подсудимыми и свидетелями, то оказалось, что «друг против друга сидят избитые люди, их тела были практически изуродованы».

    – Следы побоев видны и на видеосъемках проведенного следственного эксперимента, – отметила Вахидова. – У всех обвиняемых есть доказательства, что они в момент совершения убийства находились в другом месте. Все признательные показания подсудимых были фальсифицированы, об этом они сами заявили в ходе судебного процесса. Показания были написаны не их почерком, а подпись была подделана, – говорит адвокат.

    Правозащитники обвиняемых обратились с ходатайством провести экспертизу почерка, однако, по словам Вахидовой, судья областного суда, председательствующий на процессе Толиб Орифджонов отказал им в этом…

    Свидетели, проходящие по данному делу, рассказали на суде и подтвердили «АП», что в основном их избивал некий Парвиз Бобоев. Адвокат Вахидова заявила, что они неоднократно пытались выяснить, кем он является и где работает, однако эти попытки были безуспешны. Ходатайство о вызове Парвиза Бобоева в суд, чтобы выяснить его личность, судья также отклонил.

    Между тем в ходе судебного разбирательства выяснилось, что в ОВД Исфара-1 есть кабинет с бронированной дверью, где расположено представительство РУБОП. Именно там, по словам свидетелей, их пытали электричеством и избивали.

    Пока готовился этот материал, адвокату Вахидовой все-таки удалось выяснить личность загадочного Парвиза Бобоева. По ее словам, он является сотрудником РУБОП в Исфаре…

    Родственники подсудимых продолжают писать…

    После того как свидетели отказались от всех своих предыдущих показаний, рассказав о пытках, одного из них, Шарифа Абдурахимзода опять привели в здание джамоата «Чоркух».

    – Когда меня привели, там, кроме начальника милиции Козиева, сидело еще несколько человек, – рассказывает Абдурахимзода. – Они спросили меня: почему я отказался от своих показаний. Я ответил, что все это неправда и эти ребята невиновные. Они просили меня заново дать прежние показания, а один из них, Обид Шаропов, – он родственник одного из тех, кого я подозреваю в совершении этого убийства, и он работает в Антикоррупционном ведомстве, – предложил мне за эту услугу тысячу долларов.

    Абдурахимзода также отметил, что другой человек – глава джамоата Чоркух Бадриддин Шаропов – пообещал ему выделить 10 соток земли, а когда он отказался, начальник ОВД-2 Исфары просил его не называть настоящих убийц, так как он из-за этого может лишиться своей работы.

    Адвокатам и родственникам подсудимых, по их же словам, удалось выяснить, что настоящими виновниками в убийстве сотрудника военкомата являются жители соседнего кишлака Чоркух – сыновья местных чиновников и работников силовых структур.

    Еще один любопытный момент.

    Второй свидетель убийства Косим Каримзода, который уехал в Россию, узнав, что в совершении преступления обвиняют невинных людей, решил вернуться и дать показания в суде. Об этом он по телефону сообщил «АП».

    Однако его возвращение на родину превратилось в настоящий детектив…

    В день прилета Каримзода в аэропорту города Худжанда его встречали родственники подсудимых. Одним из них был Абдусалим Шерматов, его сын сейчас находится на скамье подсудимых.

    – Я сам приехал в аэропорт встречать свидетеля. Там я увидел пятерых сотрудников милиции во главе с начальником уголовного розыска ОВД Исфары, – рассказывает Шерматов. – Они пришли и осмотрели нашу машину, а когда пассажиры начали выходить, двое сотрудников милиции взяли за руки прилетевшего свидетеля и начали уводить его в сторону. Тогда мы подняли скандал, начали требовать, чтобы его отпустили, тащили с двух сторон и силой отбили его.

    Косим Каримзода дал показания в суде, рассказав, что убийцами являются совсем другие люди, и назвал одного из них. По словам Ф. Вахидовой, после этих показаний судья, согласно закону, обязан был вернуть дело на дополнительное расследование, однако «вопреки всем нормам закона, он пригласил этого человека (которого назвал Каримзода) в суд в качестве свидетеля…».

    По мнению Вахидовой, «судья фактически выполняет роль прокурора – приглашая на процесс дополнительных свидетелей, пытается доказать виновность подсудимых».

    …15 февраля состоялось очередное заседание суда, на котором судья согласно ходатайству адвокатов должен был вынести решение о возвращении дела на дополнительное расследование. Однако, как сообщила адвокат Файзинисо Вахидова, суд опять отклонил ее ходатайство. Однако адвокат другого подсудимого Шухрат Артыков заявил новое ходатайство на возвращение дела на допрасследование в связи с подделкой постановления о привлечении к уголоновнй ответственности от 8 ноября в отношении подсудимых со стороны следователя. По словам Вахидовой, в качестве доказательтсва суду было представлено постановление с подписью следователя и обвиняемого которое расходится с официльным постановлением.

    Тем временем родственники подсудимых продолжают писать жалобы во всевозможные инстанции с просьбой обратить внимание на происходящее беззаконие.

    – С 19 сентября в связи с избиением наших сыновей мы начали обращаться с жалобами, – говорит отец одного из подсудимых Абдусалим Шерматов. – Сначала обратились в ОВД Исфары, потом к прокурору Исфары, в Центр по правам человека Худжанда, в УВД Согдийской области, прокуратуру Согда, ГКНБ, в Антикоррупционное ведомство – и никакой реакции. Пять раз я пытался зайти к председателю Согда Кохиру Расулзода, но не получилось, и только на днях получилось с ним встретиться. Он обещал разобраться в вопросе.

    На днях родственники отправили письма с жалобами генеральному прокурору республики, министру внутренних дел и президенту страны.

    Абдусалим Шерматов также рассказал, что в течение пяти месяцев, пока его сын находится в СИЗО города Худжанда, каждый раз, приезжая проведать сына, он получает от врача СИЗО список лекарств, необходимых для лечения его сына.

    – Такая же ситуация и с остальными родителями подсудимых, – отмечает он. – Мы храним все эти рецепты как доказательство, что наши здоровые дети вследствие пыток в их отношении превратились в больных людей и нуждаются в серьезном лечении.

    …На момент выпуска газеты Абдусалим Шерматов прилетел в Душанбе, чтобы от имени всех родственников подсудимых встретиться с генеральным прокурором страны Шерхоном Салимзода.

  26. Следователь обвиняется в смерти Бахромиддина Шодиева

    Радио Озоди, 17 февраля 2012

    Сегодня, 17 февраля в столичном районом суде Шохмансур начаось рассмотрение дела о смерти Бахромиддина Шодиева, скончавшегося осенью прошлого года после того, как был увезен из своего дома сотрудниками милиции без каких либо официальных предписаний.

    Один из замешанных по делу сотрудников Алишер Иноятов признал свою вину в задержании гражданина без законных на то оснований, но заявил, что не виновен в смерти задержанного.

    «Мы не имели никаких указаний, и поэтому не держали Шодиева до конца. Мы признаем свою вину, за то, что действовали без приказа. Но не считаем себя виновными в его смерти», – заявил А.Иноятов.

    Алишер Иноятов и Диловар Муродов задержали Шодиева по пути в больницу 18 октября и на следующий день передали его следователю. Однако мать Бахромиддина говорит, что ее сына арестовали 17 октября, приковав его наручниками. По закону каждые три час, по крайней мере, на 10 минут задержанные должны быть освобождены от наручников. Но, по словам родственников Шодиева, это требование вообще не выполнялось.

    По словам сотрудников полиции Бахромиддина Шодиева они передали следователю отдела внутренних дел района Шохмансур Абдурахмону Додову 19 октября. В то же день, примерно между 6 и 7 вечера закованный в наручники Шодиев, оказывается, выбросился из окна второго этажа отделения милиции.

    Государственный обвинитель Илхом Рахмонов на основании статьи 322 Уголовного кодекса РТ обвиняет А.Додова в халатности.

    Однако Абдурахмон Додов на суде заявил, что не виновен в смерти Шодиева.

    «Халатность, котрую я, якобы проявил при выполнении государственных обязанностей, не признаю. Это не мои обязанности Он сам выбросился из окна, в чем тут моя вина? Его должны были доставить мне с конвоем», – заявил следователь.

    Один момент привлек внимание на суде. По словам матери Шодиева, его арестовали на ее глазах 17 октября, однако в деле говорится, что 19 октября он был передан следователю. Возникает вопрос, где был Шодиев эти три дня? В каком он находился состоянии? На эти вопросы требует ответов его мать:

    «Я три дня ходила в милицию, носила еду сыну. Пищу принимали, но сына не показывали. Но когда посетила его в больнице, он просил больше не приходить к нему, потому что Алишер избивал его, угрожая, если он проговорится. Врачи просили развязать ему руки, чтобы сделать уколы. Его положение было очень тяжелым, ведь он не оказывал сопротивления, ведь он был болен».

    Адвокат семьи Бахромиддина Шодиева, Гулчехра Холматова говорит, что прокурор выдвинул по делу о смерти Шодиева лишь статью 322-ро, или « халатность», однако, по ее словам, в деле также следует рассматривать и статью 318, или превышение служебных полномочий.

    Мать Бахромиддина уверена, что ее сына выбросили из окна милиционеры, после того как пытали его. Однако, по ее словам, доказать это очень сложно, а ее сына больше не вернуть. Но она намерена идти до конца, чтобы трагедия ее сына не повторилась с другими.

  27. В Душанбе начался суд по делу гибели Бахромиддина Шодиева

    Asia-Plus, 17/02/2012

    Первое судебное заседание по уголовному делу, связанному с гибелью Бахромиддина Шодиева, состоялось 17 февраля в суде столичного района Шохмансур.

    По результатам расследования гибели Шодиева, скончавшегося 30 октября 2011 года в Национальном медицинском центре, куда он был доставлен из ОВД района Шохмансур, бывшему следователю данного ОВД Абдурахмону Додову предъявлено обвинение по статье 322 ч. 2 УК РТ (Халатность).

    Судебное заседание прошло под председательством судьи Сурайё Джобировой. Вначале было зачитано обвинительное заключение прокурора. В нем он отметил, что Бахромиддин Шодиев получил тяжелые травмы, выпрыгнув из окна кабинета, где допрашивался Абдурахмоном Додовым. По словам прокурора, Шодиев был задержан с нарушением процессуальных норм, без составления протокола.

    Двое бывших оперативных сотрудников, которые проводили задержание Шодиева – Диловар Муродов и Алишер Иноятов – выступили на заседании в качестве свидетелей. Они рассказали, что доставили Бахромиддина Шодиева в ОВД района Шохмансур 18 октября по подозрению в совершении серии краж, а на следующий день во время допроса в кабинете следователя он выпрыгнул из окна, намереваясь сбежать. По их словам, в результате падения он получил тяжелые травмы головы, от чего впоследствии скончался.

    Мать погибшего Ниёзбиби Буриева, представляющая потерпевшую сторону, с такой версией событий категорически не согласна. «Когда в больнице сын пришел в сознание, он рассказал мне о том, что сотрудники милиции жестоко избивали его и пытали электричеством, – заявила она в суде. – Я не знаю, был виноват мой сын или нет. Он был болен. В тот день, когда его задержали, мы собирались ехать в наркологический диспансер, чтобы положить его на лечение. Даже если он совершил какое-то преступление, это должны были расследовать законным путем, а не издеваться над ним».

    Подсудимый Абдурахмон Додов в своем выступлении не признал вину. Он заявил, что действовал в рамках закона.

    Гульчехра Холматова, адвокат потерпевшей стороны считает, что следствие было необъективным и односторонним. «Мы глубоко возмущены тем, как велось следствие. В отношении бывших оперов Диловара Муродова и Алишера Иноятова, которые выступают здесь в качестве свидетелей, следствие было прекращено. И основанием для этого стало их чистосердечное раскаяние. Мы пытаемся обжаловать это решение», – сказала адвокат. Следующее заседание суда назначено на 22 февраля.

    Напомним, 4 ноября прошлого года трое сотрудников ОВД столичного района Шохмансур были уволены по итогам внутреннего расследования МВД в связи с инцидентом гибели задержанного по подозрению в совершении серии краж Бахромиддина Шодиева. Также от занимаемой должности был освобожден заместитель начальника ОВД, подполковник милиции Илхомджон Каримов.

    Ранее Коалиция НПО против пыток в Таджикистане призвала власти страны незамедлительно провести тщательное, беспристрастное и независимое расследование смерти Шодиева, а также гарантировать, что его результаты будут обнародованы, а предполагаемые виновники привлечены к уголовной ответственности. В заявлении Коалиции было указано, что такие сообщения о нарушениях прав человека на свободу от пыток могут негативно сказаться на имидже государства накануне отчета государства о ходе реализации Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, рассмотрение которого намечено на 2012 год.

  28. Конституционный суд намерен взять под контроль вопрос применения пыток в отношении осужденных

    Asia-Plus, 24/02/2012

    В Конституционном суде Таджикистана с участием представителей исполнительного аппарата президента республики, правоохранительных органов и силовых структур, адвокатского корпуса и представителей международных организаций, аккредитованных в РТ, в четверг состоялся семинар на тему «Международные и национальные механизмы по устранению пыток».

    Как сообщил «АП» источник в Конституционном суде РТ, участники семинара обсудили вопросы, связанные с применением пыток в отношении заключённых и лиц, взятых под стражу.

    «На семинаре было подчеркнуто, что Конституционный суд Таджикистана, как главный блюститель соблюдения законности в стране, должен пристально следить за соблюдением прав осужденных и арестованных», – отметил источник.

    По его словам, для проведения разъяснительных мероприятий создана рабочая группа, в состав которой входят представители исполнительного аппарата президента и представители ряда силовых структур страны.

    «В практике Конституционного суда Таджикистана – это первый семинар по данной тематике и руководство КС намерено продолжить пристальную работу в данном направлении», – подчеркнул источник.

    По его словам, Конституционный суд страны намерен провести мероприятия по данной тематике среди сотрудников всех правоохранительных и силовых структур Таджикистана.

  29. Пытка. Новая статья в Уголовном кодексе Таджикистана

    Маджлиси Намояндагон включил в Уголовный кодекс Таджикистана статью о пытках.

    Радио Озоди, 29 февраля 2012

    Генеральный прокурор Таджикистана Шерхон Салимзода, выступая перед депутатами нижней палаты парламента страны, заявил, что статья включена в Уголовный кодекс по рекомендации международных организаций и с целью соблюдения справедливости и прав человека. По его словам до сих пор в Уголовном кодексе республике не существовало специальной статьи о пытках, хотя в статье 117 УК РТ об этом говорится.

    Генеральный прокурор добавил, что если раньше за пытки и насилие в отношении граждан предусматривалось наказание в виде лишения свободы от 2 до 5 лет, теперь меры наказания за эти преступления ужесточены.

    Он сообщил, что в 2010 году в органы прокуратуры поступило порядка 50 жалоб и заявлений о пытках, насилии, из которых 15 подтвердились. В 2011 году от граждан поступило 26 таких заявлений, свое подтверждение получили 5 заявлений.
    Изменение в Уголовный кодекс Таджикистана и включение статьи о пытках происходит в то время, как 14 марта Совет по правам человека ООН обсудит ситуацию с правами человека в Таджикистане.

    Кроме того, для жертв пыток в республике создали телефоны доверия (98 882 37 96) для жителей Согдийской области, (98 882 37 97) – для Душанбе и районов республиканского подчинения и Хатлонской области.

  30. В Уголовном кодексе Таджикистана появилась новая статья «Пытка»

    Азия-Плюс, 29/02/2012

    Нижняя палата парламента Таджикистана одобрила сегодня проект закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РТ».

    Представляя законопроект депутатам, Генеральный прокурор РТ Шерхон Салимзода отметил, что основная поправка в УК связана с рекомендациями ООН относительно приведения законодательства республики в соответствие с Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

    Генпрокурор отметил, что в Таджикистане создана законодательная база для предотвращения пыток, и процитировал при этом многочисленные статьи из принятых республикой законов, а также подчеркнув ратифицированные страной международные документы против пыток.

    Однако, отметил он, в действующем УК РТ не предусмотрена отдельная статья, направленная против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения.

    «Об ответственности за применение пыток говорится в нескольких статьях Кодекса, однако не существует отдельной статьи, дающей определение данному преступлению, – пояснил Салимзода. – Этот недостаток неоднократно становился и становится предметом критики со стороны международных организаций, и в этой связи в представляемом проекте УК предусмотрена новая статья под названием «Пытка».

    По словам Генпрокурора, также в новом проекте УК ужесточено наказание за применение пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения.

    «Если в действующем Кодексе наказание за применение пытки предусмотрено до 2 лет лишения свободы, то в нынешнем проекте – до 5 лет, а при повторном совершении данного преступления – от 10 до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества», – сказал он.

    По словам Салимзода, в 2010 году в органы прокуратуры поступило 48 заявлений и жалоб о применении пыток, 13 из которых впоследствии подтвердились. «В прошлом году поступило 26 таких жалоб, из которых нашли свое подтверждение 5 случаев», – подчеркнул он.

    «Конечно, не всегда пытки правоохранительными органами применялись с целью получения признания от задержанных, – сказал он. – Есть факты, когда жестокое и бесчеловечное обращение применялось в ходе задержания и при других обстоятельствах, когда задержанные произносили оскорбительные высказывания в адрес представителей правоохранительных органов. Например, в прошлом году сотрудники министерства юстиции при переводе заключенного из одной колонии в другую, не выдержав оскорблений с его стороны в свой адрес, избили заключенного до смерти».

    По мнению депутата нижней палаты парламента РТ Мухиддина Кабири, в основном правоохранительные органы применяют пытки в отношении задержанных с целью повышения процента раскрываемости. «Если в развитых государствах процент раскрываемости составляет до 50%, то у нас почти 100%-ая раскрываемость преступлений. Потому что у нас всё еще жив советский менталитет: обязательно раскрыть преступление любыми способами», – сказал Кабири, добавив, что Таджикистану необходимо пересмотреть следственную систему.

  31. Дело по факту смерти Шодиева: защита настояла на доследовании

    Asia-Plus, 01/03/2012

    Уголовное дело по факту смерти 28-летнего жителя столицы Бахромиддина Шодиева, скончавшегося в больнице после допроса в ОВД района Шохмансур, отправлено на дополнительное расследование.

    Как сообщила «АП» адвокат Гульчехра Холматова, услуги которой потерпевшей стороне предоставило Бюро по правам человека и соблюдению законности РТ, соответствующее определение вынесла судья после того, как сторона защиты во время прений сторон попросила суд провести дополнительное расследование.

    «Мы обратили внимание суда на те нарушения, которые были выявлены во время предварительного следствия, и на противоречия в показаниях свидетелей, которые были даны во время судебного разбирательства и во время следствия», – говорит адвокат.

    Между тем, по её словам, прокурор попросил для обвиняемого в халатности (ст. 322 ч.2 УК РТ) – бывшего следователя ОВД района Шохмансур Абдурахмона Додова, два года лишения свободы, а его адвокат настаивал на невиновности своего подзащитного и добивался полного оправдания.

    По мнению Холматовой, обвинение поддержало позицию следствия и пыталось смягчить наказание обвиняемому. Теперь, полагает она, к ответственности будут привлечены также трое оперуполномоченных данного ОВД, в отношении которых во время следствия было вынесено постановление о прекращении уголовного дела.

    Первое судебное заседание по данному делу под председательством судьи Сурайё Джобировой состоялось 17 февраля.

    Напомним, 4 ноября прошлого года трое сотрудников ОВД столичного района Шохмансур были уволены по итогам внутреннего расследования МВД в связи с гибелью задержанного по подозрению в совершении серии краж Бахромиддина Шодиева. Также от занимаемой должности был освобожден заместитель начальника ОВД, подполковник милиции Илхомджон Каримов.

    МВД Таджикистана официально заявило, что Шодиев сам выпрыгнул со второго этажа здания ОВД после того, как его задержали и доставили в отдел. Родственники погибшего уверены, что он подвергся жестокому избиению и пыткам в отделе милиции, и с тяжелыми травмами был доставлен в реанимацию, где скончался спустя 10 дней.

    Коалиция НПО против пыток в Таджикистане призвала власти страны незамедлительно провести тщательное, беспристрастное и независимое расследование смерти Шодиева, а также гарантировать, что его результаты будут обнародованы, а предполагаемые виновники привлечены к уголовной ответственности.

    В заявлении Коалиции указано, что такие сообщения о нарушениях прав человека на свободу от пыток могут негативно сказаться на имидже государства в преддверии предоставления отчета государства о ходе реализации Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, рассмотрение которого намечено в 2012 году.

  32. Жители Исфары против системы

    Asia-Plus, 02/03/2012

    В ответ на многочисленные жалобы родителей подсудимых с требованием наказать настоящих преступников и провести расследование по факту применения пыток прокуратура решила возбудить уголовные дела и в отношении свидетелей по данному делу…

    СУДЕБНЫЙ процесс в отношении пятерых жителей джамоата Ходжаи аъло Исфаринского района находится на стадии завершения. Напомним, что они обвиняются в убийстве сотрудника военкомата Исфаринского района Содика Ашурова. Однако, по мнению свидетелей, настоящими преступниками являются другие люди. Более того, свидетели и подсудимые заявили в ходе судебного процесса, что со стороны правоохранительных органов в их отношении применялись пытки с целью вынудить дать ложные показания и признать вину. Родители подсудимых уже обратились с письменными обращениями во всевозможные инстанции, в том числе и к президенту страны.

    Отец одного из подсудимых – Абдусалим Шерматов – лично приехал в Душанбе, чтобы встретиться с генеральным прокурором Шерхоном Салимзода. «Генпрокурор принял нас и поспешил успокоить, отметив, что читал ранее отправленное им письмо и что данное дело взято им под личный контроль», – рассказал в интервью «АП» А. Шерматов.

    По его словам, генпрокурор также обещал лично позвонить прокурору Согдийской области, чтобы тот принял Шерматова и ознакомился с ходом судебного процесса. В тот же день (18 февраля) Абдусалим Шерматов встретился и с председателем Верховного суда Таджикистана Нусратулло Абдуллаевым. «Он сказал, что сейчас идет суд и он не имеет права вмешиваться в процесс, – рассказал Шерматов. – «В случае если суд вынесет несправедливое решение, – сказал он мне, – обращайтесь в высшие инстанции, потом мы можем пересмотреть его приговор».

    Вернувшись в Худжанд, А. Шерматов встретился с прокурором Согдийской области, который, по его словам, «сказал странную вещь». «Прокурор сказал, что один из свидетелей по данному делу отказался от своих показаний и у него есть письмо от него», – отметил Шерматов.

    Тогда Шерматов поехал в Исфару, чтобы встретиться с этим свидетелем, который, как говорит Шерматов, в свою очередь, полностью опроверг слова прокурора, отметив, что никому не писал и от своих показаний не отказывался.

    24 февраля состоялось очередное заседание суда по данному делу.

    Прокурор Азиз Дабуров, выступающий в суде в качестве гособвинителя, заявил, что показания свидетелей являются ложными, отметив, что они подкуплены родственниками подсудимых. Более того, по словам адвоката одного из подсудимых – Файзинисо Вахидовой, прокурор просил суд передать все материалы в прокуратуру для возбуждения уголовного дела в отношении всех трех свидетелей за дачу ложных показаний. «При этом это было голословное обвинение в адрес свидетелей, и никаких доказательств у прокурора не было», – отметила адвокат Вахидова.

    Также, по ее словам, прокурор переквалифицировал статью, по которой обвинялись подсудимые – со статьи 104 (Умышленное убийство) на статью 110 часть 3 (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека), и попросил назначить наказание от 12 до 14 лет лишения свободы.

    «Я, в свою очередь, опровергла все доводы обвинения, ввиду того что все материалы дела были поддельными, в них были исправления, одновременно допрашивались сразу несколько свидетелей, что противоречит закону, – заявила адвокат. – Таким образом, я просила исключить все эти документы из уголовного дела, как доказательства, не имеющие юридической силы, потребовав освободить из зала суда всех подсудимых и вернуть дело на дополнительное расследование».

    Между тем жалобы родителей подсудимых о применении сотрудниками милиции пыток в отношении их сыновей, по словам Вахидовой, так и остались без внимания. «Никакого служебного расследование за это время начато не было», – подчеркнула она.

    Корреспондент «АП» также два раза звонил в пресс-службу МВД Таджикистана, чтобы узнать о реакции ведомства на публикацию в «АП» о применении пыток, однако оба раза руководитель пресс-службы Махмадулло Асадуллоев не дал ответа, обещав перезвонить. На момент выпуска газеты ответа от МВД мы так и не получили.

    Кстати, нынешний глава Службы внутренней безопасности МВД Рахмонкул Давлатов, который в принципе уполномочен инициировать внутренние расследования, некоторое время возглавлял ОВД Исфаринского района…

    Между тем, как нам стало известно, внутреннее расследование дела начало антикоррупционное ведомство страны.

    Напомним, один из свидетелей данного судебного процесса заявил, что сотрудник антикоррупционного ведомства Обид Шаропов предлагал ему взятку в размере одной тысячи долларов за дачу ложных показаний в суде. «АП» стало известно, что внутреннее расследование ведет сотрудник Агентства Саидмумин Давлатов. Корреспондент «АП», позвонив ему, поинтересовался предварительными итогами. Давлатов в ответ попросил перезвонить через час. Однако в следующий раз он уже не поднял трубку.

    Тем временем в редакцию «АП» пришло письмо от имени четырех тысяч жителей джамоата Ходжаи Аъло. Они требуют справедливости, требуют отпустить невинных людей и наказать истинных преступников, имена которых, как они пишут в своем письме, «уже давно известны правоохранительным органам». Под письмом подписались несколько десятков человек.

    Первого марта, по словам Файзинисо Вахидовой, состоится последнее заседание суда по данному делу, на котором подсудимым будет дано последнее слово, после чего судья, возможно, уже огласит приговор…

    Жители Ходжаи Аъло требуют отпустить невинных людей и наказать истинных преступников. Под письмом, адресованным в «АП» от имени жителей джамоата, подписались несколько десятков человек.

  33. В Душанбе подсудимые заявили о фактах пыток при задержании

    Asia-Plus, 30/03/2012

    В Душанбе подсудимые сообщили о фактах пыток, примененных при их задержании сотрудниками милиции.

    Суд над тремя подсудимыми – Бахтоваром Каххоровым, Искандаром Муртазоевым и Умедджоном Мирзоевым, которые обвиняются в краже, проходит в суде столичного района Шохмансур.

    30 ноября прошлого года все трое были задержаны на одном из столичных рынков по подозрению в краже мобильного телефона у жительницы Душанбе. Однако один из них – Умедджон Мирзоев – с самого задержания и до сих пор отрицает свою причастность к краже, утверждая, что в тот день он лишь покупал телефон у своих приятелей.

    По его словам, задержание произвели оперуполномоченный ОВД района Шохмансур Некруз Саидов и его коллега старший уполномоченный того же отдела Мухиддин Иброхимов.

    Подсудимые дали показания о том, что с 18 часов вечера 30 ноября и до следующего утра их избивали и применяли к ним пытки в отделе милиции, разместив в разных служебных кабинетах.

    «Меня повалили на пол, залепили ноги скотчем, на руки надели наручники, рот обвязали шарфом – «чтобы слышно не было» и били. На мои слова о том, что я не воровал телефон, а лишь купил его, оперуполномоченный говорил, что «ему всё равно, им нужен результат». Потом меня стали пытать током, подсоединив провода какого-то устройства марки LG к пальцам рук. Я вынужден был сознаться в преступлении, которого не совершал, лишь бы они прекратили эти чудовищные пытки», – сказал подсудимый Мирзоев.

    По словам двух других – Каххорова и Муртазоева, сотрудники милиции продолжали бить и применять к ним пытки даже после того, как они дали признательные показания. «Нас заставили подписать бумагу о том, что к краже причастен также Мирзоев», – сказал Муртазоев.

    Он сказал, что его били дубинкой и пытали током, «чтобы выбить показания, чтобы я рассказал, причастен ли к другим фактам краж». «Меня чуть не убили тогда», – передает свои ощущения Муртазоев.

    Третий подсудимый Каххоров продемонстрировал на процессе свою руку со следами побоев, которая не зажила даже по истечении четырех месяцев после того дня.

    Между тем, оперуполномоченный ОВД района Шохмансур Некруз Саидов, вызванный в суд в качестве свидетеля, отрицает все обвинения в свой адрес и говорит, что подсудимые собственноручно дали признательные показания, и никто их не избивал.

    Тем временем, Абубакр Кулматов – адвокат подсудимого Мирзоева передал в суд ходатайство о проведении независимой судебно-медицинской экспертизы в отношении своего подзащитного, так как, по словам подсудимого Мирзоева, на его руках всё ещё остаются следы от применения электрического тока.

    Адвокат указывает на многочисленные нарушения процессуальных норм при задержании подсудимых – несвоевременное составление протокола о задержании, не предоставление права на защитника и т.д.

    На процессе в качестве наблюдателей присутствовали также представители правозащитной организации «Независимый центр защиты прав человека», которые зафиксировали заявления о применении пыток.

    Очередное судебное заседание назначено на 3 апреля.

  34. Коалиция НПО против пыток: Очередные утверждения о пытках должны быть тщательно расследованы

    Asia-Plus, 02/04/2012

    Коалиция НПО против пыток в Таджикистане призывает власти страны провести тщательное, беспристрастное и независимое расследование утверждений о пытках, данных гражданами Таджикистана Искандархоном Муртазоевым, Бахтоваром Каххоровым и Умедджоном Мирзоевым на судебном процессе.

    Коалиция НПО против пыток в Таджикистане выражает серьезную озабоченность в связи с заявлениями о пытках, а также не проведением эффективного расследования на основе подобных заявлений и реагирования по ним со стороны властей страны.

    По просьбе адвоката подсудимого Мирзоева, члены Коалиции приняли участие в качестве наблюдателей на судебном процессе, который проходил 27 марта 2012 года в суде района Шохмансур по обвинению Муртазоева, Каххорова и Мирзоева в совершении преступления, предусмотренного п.п. «б, в», ч. 2 ст. 244 Уголовного кодекса РТ (Кража).

    Все трое были задержаны 29 ноября 2011 года на рынке «Шохмансур» города Душанбе по обвинению в совершении кражи мобильного телефона. В ходе судебного процесса подсудимые Каххоров и Муртазоев утверждали, что содержались в кабинетах оперативных работников ОВД района Шохмансур.

    Несмотря на то, что они сразу признались в совершении кражи, после задержания к ним применялись пытки электрическим током (по показаниям Мирзоева У.), в результате которых у него на мизинцах кистей правой и левой рук имеются следы от ожогов с признаками омозоления, а также в виде систематических побоев (по показаниям Каххорова Б. и Муртазоева И.). Пытки применялись с целью получения признательных показаний по оговору третьего подсудимого Мирзоева У. в соучастии данной кражи (хотя свидетели, сам Мирзоев и остальные подсудимые в ходе расследования и судебного процесса отмечали, что Мирзоев покупал телефон и не имеет никакого отношения к краже).

    Подсудимый Муртазоев И. на судебном процессе утверждал, что в результате пыток, причиненных ему сотрудниками ОВД, получил физическую рану в верхнем предплечье, которая стала загнивать из-за неоказания своевременной медицинской помощи. Только лишь через месяц, после значительного ухудшения состояния здоровья, ему была оказана помощь в виде хирургической операции.

    Подсудимый Каххоров Б. показал, что после задержания, в течение примерно 14 часов к ним применялись пытки, которые выражались в систематических побоях по всему телу дубинкой. С тем, чтобы не оставались следы от побоев, сотрудники ОВД района Шохмунсур подкладывали под место удара толстый том книги, обвязав при этом ноги скотчем, рот – шарфом, а руки – наручниками.

    В ходе судебного заседания подсудимый Мирзоев У. заявил, что спустя несколько дней, после того, как их перевели в СИЗО (примерно 5 декабря), к ним пришел прокурор, и Мирзоев сообщил ему, что в отношении них применяются пытки. В ответ прокурор сказал, что следователь обеспечит их адвокатом. Больше со стороны прокурора не было предпринято никаких мер по защите интересов Муртазоева И., Каххорова Б. и Мирзоева У.

    Врач травмпункта при ГКБ №3 Юнус Шарипов, который давал показания о проведенном медицинском освидетельствовании задержанных, сообщил суду, что на теле задержанных не обнаружил следов насилия (синяки, ушибы, следы побоев), а также никаких других увечий и шрамов. Только в отношении подсудимого Муртазоева И. пояснил, что на передней мышечной части бёдер обнаружил следы кровоподтеков, время их происхождения обозначил, якобы со слов Муртазоева, «до задержания». Однако, подсудимые Муртазоев И., Каххоров Б. и Мирзоев У. обвинили врача в даче ложных показаний. Так, подсудимый Каххоров, переспросив врача о правдивости утверждений об отсутствии каких-либо следов на теле освидетельствованных, продемонстрировал участникам судебного процесса локтевые сгибы обеих рук с наличием множественных застарелых следов от систематического потребления инъекционных наркотических средств (которые также должны были быть зафиксированы врачом при проведении освидетельствования, хотя последний утверждал, что никаких шрамов на теле обнаружено не было). Подсудимый Каххоров в зале судебного процесса заявил, что документ, выданный врачом, сфальсифицирован, так как в нем не его подпись, и текст от его имени написан чужим почерком.

    В ходе судебного процесса судья не разрешил Муртазоеву И. показать суду и участникам процесса следы от ран, которые были получены в результате применения пыток и последующего хирургического вмешательства. Однако, суд, запретив такую демонстрацию, не отреагировал на заявления о применении пыток.

    Коалиция НПО против пыток отмечает в своем заявлении, что приветствует усилия правительства Таджикистана по осуществлению мер, направленных на борьбу с пытками и безнаказанностью, в том числе принятые парламентом страны 29 марта 2012 года поправки в Уголовный кодекс РТ, предусматривающие внесение отдельной статьи «Пытки».

    «В то же время, мы с озабоченностью отмечаем, что пытки продолжают оставаться широко распространенными в стране, и существующие механизмы реагирования и расследования заявлений о пытках не являются эффективными и способствуют ситуации безнаказанности лиц, обвиняемых в применении пыток», – подчеркивают авторы заявления.

    Вышеназванный случай еще раз демонстрирует системные проблемы, имевшие место в предупреждении и защите жертв пыток. Так, согласно своим обязательствам по Конвенции против пыток, государство должно обеспечивать проведение оперативного и беспристрастного расследования со стороны компетентных лиц, когда имеются достаточные основания полагать, что пытка была применена, и чтобы любое заявление, которое было сделано под пыткой, не использовалось в качестве доказательства в ходе любого судебного разбирательства.

    «Из показаний Муртазоева И., Каххорова Б. и Мирзоева У. на судебном процессе становится очевидным, что сотрудники прокуратуры, получив заявления о пытках, не предприняли никаких мер по проверке этих утверждений, а суд остается безучастным на любые заявления о пытках. Не реагирование судами на заявления о пытках подтверждается и результатами мониторингов судебных процессов, которые проводятся на протяжении последних семи лет Общественной организацией «Центр по правам человека», а также утверждениями адвокатов, защищающих жертв пыток», – говорится в заявлении.

    Организации гражданского общества призывают власти незамедлительно провести тщательное, беспристрастное и независимое расследование утверждений о пытках, а также гарантировать, что результаты будут обнародованы, а предполагаемые виновники привлечены к уголовной ответственности в соответствии с обязательствами Таджикистана по Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

  35. Вдова Бачаджонова требует компенсацию за потерю кормильца

    Asia-Plus, 02/04/2012

    Вдова Исмоила Бачаджонова, скончавшегося в прошлом году после избиения в СИЗО Минюста, требует компенсацию от государства за потерю кормильца в размере свыше 655 тыс. сомони (105 тыс. евро).

    Как сообщил «АП» адвокат-поверенный потерпевшей стороны Абдурахмон Шарипов, услуги которого предоставлены общественной организацией «Независимый центр защиты прав человека», соответствующее заявление уже подано вдовой Бачаджоновой – Савринисо Гуловой в суд столичного района Исмоили Сомони.

    Ответчиком выступает Главное управление исполнения наказаний Минюста Таджикистана, третьим лицом – министерство финансов страны.

    32-летний Исмоил Бачаджонов в 2009 году был осужден на 6,5 лет за незаконный оборот наркотиков и отбывал наказание в колонии усиленного режима. В 2011 году по ходатайству руководства колонии за систематическое нарушение режима отбывания наказания ему был изменен режим для дальнейшего отбывания наказания с усиленного на тюремный.

    На момент происшествия И. Бачаджонов поступил в следственный изолятор, где предполагалось его этапирование в камеру отбытия тюремного режима.

    «По показаниям сотрудников СИЗО №9/1 г. Душанбе, Бачаджонов выражал недовольство и претензии к решению суда, в результате чего его сильно избили, якобы в воспитательных целях», – говорит адвокат.

    Бачаджонов от полученных тяжких телесных повреждений скончался до доставления в медицинский центр ГУИН Минюста, расположенный в Вахдате.

    По данному факту Генпрокуратура возбудила уголовное дело, и в ходе расследования была установлена причастность нескольких сотрудников СИЗО к данному инциденту.

    Напомним, в прошлом году состоялся суд над тремя сотрудниками СИЗО Минюста, которые обвинялись в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего и превышении должностных полномочий. Двое из них были осуждены на 8 лет лишения свободы, однако с применением амнистии срок был сокращен до 6 лет. Ещё одному подсудимому объявили 3 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, согласно примененной к нему амнистии, он был освобожден от отбывания наказания.

    «После смерти моего мужа на моем попечении остались трое несовершеннолетних детей – от 2 до 7 лет. Я не имею никакой специальности, моё образование – шесть классов средней школы. Раньше мы были на иждивении мужа. Так как мой муж скончался от действий сотрудников правоохранительных органов, я требую с государства денежную компенсацию в возмещение вреда за потерю кормильца», – говорит вдова.

    Украинский специалист в области психологии Елена Волочай, имеющая 21-летний опыт работы и являющаяся автором ряда статей по теме компенсации морального (неимущественного) вреда, в присутствии адвоката-поверенного потерпевшей стороны Абдурахмона Шарипова провела беседу с Савринисо Гуловой, а также индивидуально провела ее психологическое обследование.

    «Вдове Бачаджонова нанесена психологическая травма очень высокой степени», – резюмирует психолог. Учитывая данные объективного исследования, специалист сделала вывод о необходимости проведения долгосрочной индивидуальной немедицинской психотерапии для преодоления последствий стресса Савринисо Гуловой и её троих несовершеннолетних детей.

    Кроме того, считает Волочай, до совершеннолетия детей необходимы регулярные мероприятия по коррекции психологических состояний для предотвращения патологического развития личности детей.

    «Необходимы санаторно-курортные курсы по профилю и общеукрепляющего характера. Также Гуловой рекомендуется участие в программах преодоления бедности и повышения уровня образования для повышения жизненной устойчивости. Детям Гуловой необходим социальный патронат до совершеннолетия как пострадавшим от неправомерных действий сотрудников правоохранительных органов», – сделала вывод психолог.

    Рыночная стоимость минимального комплекса необходимых коррекционных мероприятий для Гуловой и трех ее несовершеннолетних детей составила на момент проведения исследования 105 тыс. евро.

  36. О. Бобоназарова заявляет об избиении заключенного Тошева

    Asia-Plus, 13/04/2012

    Таджикская правозащитница Ойнихол Бобоназарова получила сообщение о том, что заключенный Садриддин Тошев, известный как Кори Садриддин, отбывающий длительный срок наказания в одной из душанбинских колоний, был избит сотрудником этого спецучреждения.

    Об этом Бобоназарова сообщила «АП» по телефону. «Я сразу же пошла на прием к руководству Главного управления исполнения наказаний Минюста, чтобы разъяснить ситуацию и получить комментарии. Генерал Иззатулло Шарипов обещал создать комиссию, которая проведет внутреннее расследование по заявленному факту. Он также собирается лично встретиться с заключенным и выслушать его жалобу», – сказала правозащитница.

    Бобоназарова, по ее словам, также встретилась с названным сотрудником колонии, который в ходе беседы отрицал факт избиения заключенного. «По имеющемуся сообщению, сотрудник колонии стал обыскивать Тошева, после чего избил его. Сам сотрудник говорит, что имеет право проводить проверку заключенных в любое время, но Тошев стал возмущаться частыми проверками. При этом сотрудник категорически отрицает свою причастность к избиению», – говорит О.Бобоназарова.

    Напомним, Садриддин Тошев в 90-х годах входил в состав вооруженных сил Объединенной таджикской оппозиции. Более 10 лет назад он был приговорен к 25 годам лишения свободы.

    С.Тошев был признан виновным по восьми статьям Уголовного кодекса Таджикистана, в том числе ст. 186 (бандитизм), 306 (насильственный захват власти), 179 (терроризм), 181 (захват заложников).

    Его имя вновь появилось в СМИ осенью прошлого года, когда он объявил голодовку в знак протеста против нарушения его прав. По мнению заключенного, согласно двум законам «Об амнистии» (2001 и 2011 гг.), он уже должен быть выпущен на свободу, однако до сих пор в его отношении ни один из этих законов не был применен.

    Более того, Тошев написал письмо, адресованное на имя президента страны Эмомали Рахмона (копии – в Генпрокуратуру, Минюст, нижнюю палату парламента, Верховный комиссариат ООН по защите прав человека, а также ряд других правозащитных организаций и СМИ), в котором осужденный жалуется, что за 10 лет заключения в его отношении ни разу не была применена амнистия.

    «… Меня обвиняют в причастности к группировкам Махмуда Худойбердыева и Намоза Курбоналиева, вместе которыми я якобы на протяжении многих лет совершал различные преступления. С этим приговором Верховного суда я категорически не согласен, но все мои обращения для его опротестования за эти годы никаких результатов не дали. Сейчас мое обращение также находится в Верховном комиссариате ООН по правам человека», – указывается в письме.

  37. Житель Вахдата заявил о пытках в местном ОВД

    Asia-Plus, 16/04/2012

    20-летний житель Вахдата Тагойбек Шарифбеков, задержанный сотрудниками милиции, заявил о применении по отношении к нему пыток.

    Как сообщил «АП» адвокат молодого человека Наджмиддин Наджмиддинов, Шарифбеков был задержан 7 апреля этого года по подозрению в краже мобильного телефона у гражданина Афганистана, с которым он сотрудничал.

    «Мой подзащитный рассказал, что двое сотрудников ОВД Вахдата задержали его безо всяких на то оснований, незаконно продержали его в своем рабочем кабинете, «выбивая» признательные показания. Шарифбеков сообщил, что под руководством старшего оперуполномоченного ОВД Вахдата Аъзама Мирзоева его избивали, подключали к пальцам рук электрический ток. К нему применяли и другой вид пыток – окунали его голову в наполненную водой раковину и держали там некоторое время, не позволяя ему задохнуться», – говорит адвокат.

    По его словам, вечером того же дня оперативники отпустили задержанного домой, так и не получив от него признаний, но забрав его национальный и заграничный паспорта, а также приказав принести им на следующий день 1 тыс. 700 сомони.

    «Надо отметить, что потерпевший гражданин Афганистана с первого же момента задержания Шарифбекова заявил, что тот не причастен к преступлению, однако это не принималось к сведению милиционерами», – отметил Наджмиддинов.

    Он также сказал, что 10 апреля была проведена судебно-медицинская экспертиза его подзащитного, которая выявила следы побоев, а также травмы на пальцах рук, похожие на результат применения электрического тока.

    В минувшую субботу, 14 апреля, адвокат побывал на приеме у Генерального прокурора Таджикистана Шерхона Салимзода и заявил о факте применения пыток в ОВД Вахдата, предоставив пакет документов, среди которых – заявление матери Шарифбекова с просьбой провести прокурорскую проверку по данному факту, результаты судебно-медицинской экспертизы и т.д.

    «Генпрокурор обещал провести проверку данного факта. В свою очередь, я, как адвокат, буду добиваться того, чтобы лица, допустившие применение пыток и жестокого обращения, были привлечены к ответственности по статье «Пытки», недавно включенной в состав Уголовного кодекса страны», – подчеркнул Наджмиддинов.

  38. Милиционеры, обвиненные подсудимыми в применении пыток, получили частное определение

    Asia-Plus, 16/04/2012

    Оперуполномоченные сотрудники ОВД столичного района Шохмансур, которые в ходе судебного процесса были обвинены подсудимыми в применении пыток, получили частное определение. При этом судья не уточнил, в отношении каких именно сотрудников принято данное определение.

    В суде столичного района Шохмансур в понедельник, 16 апреля, был оглашен приговор в отношении трех подсудимых, которые заявляли о фактах применения пыток при их задержании сотрудниками милиции. Все трое обвинялись в совершении кражи.

    По словам юриста Общественной организации «Независимый центр защиты прав человека» Шоиры Давлатовой, которая присутствовала на процессе в качестве наблюдателя, по приговору суда Бахтовару Каххорову и Искандархону Муртазоеву было назначено 3,5 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, а Умедджон Мирзоев приговорен к 2,5 годам лишения свободы в исправительном колонии общего режима.

    «Что касается оперуполномоченных сотрудников ОВД района Шохмансур, которые, по словам подсудимых, применяли к ним пытки, то судья Джалолиддин Азизи вынес частное определение о применении законных мер. Однако при оглашении частного определения судья не уточнил, в отношении каких именно сотрудников принято данное определение», – говорит Давлатова.

    Между тем, директор Независимого центра защиты прав человека Сергей Романов отметил, что организация и дальше будет оказывать содействие адвокату подсудимых в подготовке кассационной жалобы.

    «После получения копии приговора и частного определения мы также планируем предоставить дополнительную информацию, в том числе и в средства массовой информации в части нашего несогласия с приговором суда с обоснованием нашей позиции. Но уже сейчас можно сказать, что показания свидетелей, потерпевшей стороны и заявления самих подсудимых о непричастности Умедджона Мирзоева к совершению данного преступления не были учтены судом при вынесении наказания», – сказал Романов.

    Он также подчеркнул, что организация будет настаивать, чтобы заявления о пытках, которые были сделаны со стороны осужденных, должным образом были расследованы, а виновные понесли соответствующее наказание.

    Напомним, задержание трех молодых людей произвели оперуполномоченный ОВД района Шохмансур Некруз Саидов и старший уполномоченный того же отдела Мухиддин Иброхимов.

    В ходе судебного процесса подсудимые дали показания о том, что с момента задержания – с 18 часов 30 ноября и до следующего утра их избивали и применяли к ним пытки в отделе милиции, разместив в разных рабочих кабинетах оперативных работников.

    «Меня повалили на пол, связали ноги скотчем, на руки надели наручники, рот обвязали шарфом, «чтобы слышно не было», и били. На мои слова о том, что я не воровал телефон, а лишь купил его, оперуполномоченный говорил, что «ему всё равно, им нужен результат». Потом меня стали пытать током, подсоединив провода какого-то устройства марки LG к пальцам рук. Я вынужден был сознаться в преступлении, которого не совершал, лишь бы они прекратили эти чудовищные пытки», – сказал на суде один из подсудимых – Мирзоев.

    По словам двух других – Каххорова и Муртазоева, сотрудники милиции продолжали бить и применять к ним пытки даже после того, как они дали признательные показания. «Нас заставили подписать бумагу о том, что к краже причастен также Мирзоев», – сказал Муртазоев.

    Он сказал, что его били дубинкой и пытали током, «чтобы выбить показания, чтобы я рассказал, причастен ли к другим фактам краж».

    В свою очередь, оперуполномоченный ОВД района Шохмансур Некруз Саидов, вызванный в суд в качестве свидетеля, отрицал все обвинения в свой адрес и сказал, что подсудимые собственноручно дали признательные показания, и никто их не избивал.

    Тем временем, Коалиция НПО против пыток в Таджикистане отреагировала на данную информацию в СМИ и призвала власти страны провести тщательное, беспристрастное и независимое расследование утверждений о пытках, данных гражданами Таджикистана Искандархоном Муртазоевым, Бахтоваром Каххоровым и Умедджоном Мирзоевым на судебном процессе.

    «Организации гражданского общества призывают власти незамедлительно провести тщательное, беспристрастное и независимое расследование утверждений о пытках, а также гарантировать, что результаты будут обнародованы, а предполагаемые виновники привлечены к уголовной ответственности в соответствии с обязательствами Таджикистана по Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания», – говорилось в заявлении Коалиции.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s