Kabiri Reelected as Islamic Revival Party Leader in Tajikistan

Muhiddin Kabiri’s reelection as chairman of the Islamic Revival Party of Tajikistan signals that he has managed to foster internal cohesion within the party and consolidate his power. It also signals that Kabiri’s efforts to reform the group find broad support. Kabiri appears set to use this support to continue transforming the IRPT into a conventional political party, including by deemphasizing its Islamic identity. The transformation of the party is watched closely by the government, which sees the IRPT as the only political force with a potential to challenge President Emomali Rahmon’s grip on power.

BACKGROUND: On September 24, Muhiddin Kabiri was reelected chairman of the Islamic Revival Party of Tajikistan (IRPT). His reelection serves as an important indication that Kabiri has managed to repair internal divisions which threatened to split Tajikistan’s strongest opposition party for most of the past decade. The rift emerged soon after the party’s long-running leader, Said Abdullo Nuri, was diagnosed with cancer in 2004, and Kabiri – then first deputy chairman – became its de facto leader. His leadership was highly controversial within the party. Unlike many in the party hierarchy, Kabiri did not play any role in the Islamic opposition’s conflict with the government in 1992-1997 and had no Islamic education. Besides, Kabiri was known as a moderate and pragmatic politician with explicitly pro-Western views, which many of the more conservative party members, particularly those with links to Iran, found difficult to accept.

Despite the resistance of the conservatives, Nuri explicitly recommended Kabiri as the next leader of the party. Therefore, when Nuri died in August 2006, Kabiri was elected chairman for his first four-year term. Kabiri has since managed to transform the party in several important ways. First, he has to some extent turned the IRPT into a conventional political party by deemphasizing the group’s Islamic roots and placing greater emphasis on its role as a political institution. As a result, the party now has a more contemporary image in public opinion. This is not to suggest that the party has fully parted with its Islamic identity. Kabiri has continuously grounded his policies in Islamic principles and the party gained substantial public support for actively defending Muslim rights. Yet, the IRPT has steadily moved from being primarily “Islamic” to being primarily a “party.” Second, Kabiri has managed to increase the party’s support base by attracting many new young followers, including from outside of IRPT’s traditional constituencies in rural and conservative regions of Gharm and Qurghonteppa. Third, he has managed to minimize the influence of conservatives within the party.

The party’s transformation and the generational change within its hierarchy alienated some veteran members. They have criticized Kabiri for not standing firm enough against the government’s growing repression against Islam and electoral fraud. In June 2011, Mirzomuhammad Navid, member of IRPT’s political council and Kabiri’s advisor on cultural affairs, announced he was leaving the party, citing his frustration with Kabiri’s “disregard of alternative opinions in decision making.” Navid also accused Kabiri of being a politician who uses religious slogans only for political purposes.

Following Navid’s departure, many analysts suggested that conservatives within the party would seek to challenge Kabiri’s bid for reelection. It appears that some veteran members of the party did in fact consider nominating Nuri’s eldest son, Muhammadjon Nuri, an Iranian-educated cleric, as a potential challenger to Kabiri’s leadership. Their failure to do so indicates that Kabiri’s moderate and pragmatic policies enjoy broad support within the party. It also indicates that the power within IRPT has effectively shifted from the “old guard” towards a younger generation of leaders.

IMPLICATIONS: Kabiri’s reelection as chairman of the IRPT signifies a vote of approval for his policies and gives him a clear mandate to continue reforming the party. Kabiri has already unequivocally stated that he would use this mandate to strengthen the party further as a political institution, including by delinking to a greater extent its platform and ideology from Islam. Speaking to media shortly after his reelection, Kabiri said: “The motto of our party reads, ‘Trust in Allah, loyalty to the Motherland, service to the people.’ The emphasis will change now. Our relationship with Allah is our personal matter. There is no need [for the party] to continue announcing [its Islamic origins], that is, emphasizing the first part of the motto. We now need to focus our efforts on the second and the third parts of the motto.”

There are of course obvious limits to how far Kabiri can go about reforming IRPT without alienating the rest of the party leadership, both conservative and moderate. For instance, Kabiri has recently mentioned that he favored an even greater secularization of the party, including allowing non-Muslims to become members of the party. Yet, he made it clear that he would not push for this change because of a considerable opposition to this plan within the party. Veteran party member and political analyst Qiyomiddin Sattorzoda notes that IRPT is not an Islamic group, but it is important to restrict party membership to Muslims. “Most people fail to understand that we are not an Islamic party,” said Sattorzoda. “We are a ‘party of Islamic revival,’ an essentially secular party composed of devout Muslims. The religiosity of party leadership at all levels is important because it ensures that they will act in line with Islamic principles.”

Kabiri’s bid to reform and strengthen the party further will be closely watched by the government of President Rahmon. Rahmon appears to view opposition parties in Tajikistan as largely irrelevant, an unavoidable evil that the regime has to tolerate to demonstrate its democratic façade to the western governments and international financial institutions. The IRPT clearly stands out as the only opposition force with a potential to challenge Rahmon’s grip on power. The party has about 40,000 members and a significantly greater number of supporters, who do not want to become formal members for various reasons. While still lagging behind the ruling party in membership, IRPT has witnessed a steady increase in public support and has acquired genuine social roots. The party has recently intensified its work among Tajik labor migrants in Russia, a sizeable group which, if organized, can become an important political force.

Rahmon cooperated well with the IRPT when Nuri was alive, partly because he wanted to gain credit for allowing Central Asia’s only legal religious party, partly because he knew that Nuri was too polarizing as a political figure to ever gain sufficient public support to challenge his power. In contrast, Kabiri, who does not appear any more pious than an average Tajik and is increasingly popular among people, might emerge as a strong rival to Rahmon or any other person he would wish to designate as his successor. There are no reliable indicators of presidential approval by the public in Tajikistan. Many analysts believe that the broad support enjoyed by President Rahmon for about a decade after the end of the civil war has largely eroded. Poverty, rampant corruption, cronyism and nepotism in government, declining quality of public services, and the government’s restriction of religious expression cause widespread frustration with Rahmon’s government. Against this background, Kabiri is increasingly viewed as a dedicated reformer who can present a viable alternative to the incumbent president. This view is also prevalent in western embassies and capitals where Kabiri is always given warm reception.

CONCLUSIONS: It remains to be seen whether the government would simply watch Kabiri reforming IRPT into an increasingly strong political party or interfere at some point to curtail its growing influence. In any case, the transformation of the IRPT under Kabiri’s leadership will have important consequences for the future political landscape in Tajikistan. While major opposition parties of the post-independence period have either lost their relevance or were impaired by the government, and the president-led ruling party remained merely an artificial group, the IRPT has emerged as an effective and well-established political party. As a result, the government will find it increasingly difficult to disregard the party’s criticism and demands for representation in the government and legislature.

AUTHOR’S BIO: Alexander Sodiqov taught at the Russian-Tajik Slavonic University in Dushanbe, Tajikistan in 2009-2010. He is now an independent analyst, studying for a PhD in Comparative Politics at the University of Toronto.

(By Alexander Sodiqov, October 19, 2011 issue of the CACI Analyst).

About these ads

13 Comments

Filed under Islam, Politics, Tajikistan

13 responses to “Kabiri Reelected as Islamic Revival Party Leader in Tajikistan

  1. Ed Grawson

    Kabiri needs to be very careful now. If he goes beyond what Rahmon(-ov) is ready to tolerate, he is a dead man. The time for change has not come yet.

  2. Anvar

    They have now burned down Turajonzoda’s cotton processing plant. This is a clear sign that people like Kabiri, who do not shy away from criticizing the government, should be extra careful. God bless Tajikistan!

  3. Alexander Sodiqov

    Лидер ПИВТ встретился с депутатами Бундестага

    03/11/2011

    Вопросы отношений между государством и религией в Таджикистане стали основной темой беседы лидера Партии исламского возрождения Таджикистана Мухиддина Кабири с депутатами Бундестага Германии. Встреча состоялась в посольстве Германии в РТ в среду, 2 ноября.

    Как сообщили «АП» в штаб-квартире ПИВТ, М. Кабири отметил, что для развития общества и сохранения духовного наследия народа религия и государство должны действовать с одной позиции, так как цели и у государства и у религии едины – достижение благосостояния людей.

    По словам источника, германские парламентарии также интересовались вопросами получения религиозного образования в Таджикистане. Отвечая на данный вопрос, лидер ПИВТ отметил, что государство должно создать условия для получения легального религиозного образования. В противном случае, убежден Кабири, молодежь может получить такое образование у экстремистски настроенных наставников.

    Группа депутатов Бундестага Германии под руководством главы комитета по правам человека и гуманитарной помощи Ангелики Граф прибыла с пятидневным рабочим визитом в Душанбе в минувший понедельник, 31 октября. В состав делегации также входят депутаты Эген Юттнер, Марина Шустер и Фолькер Бек.

  4. Мухаммаджони Нури: «Руководителю ПИВТ есть альтернатива»

    IslamNews.tj, 18.01.2012

    Председатель душанбинского отделения ПИВТ, сын основателя партии, бывшего лидера Объединенной таджиксакой оппозиции Сайида Абдулло Нури, Мухаммаджони Нури принял участие в программе «Гость Озоди».

    Радио Озоди: Прошло определенное время как вы возглавили городскую организацию ПИВТ в Душанбе. Какие изменения произошли за этот период в организации?

    Мухаммаджони Нури: После того, как эта ответственность была возложена на меня, в первую очередь изменения я почувствовал на себе. Я получил большой урок и опыт от отца, а затем и от его последователей. Изменились мои взгляды на работу и на жизнь. Может именно эти изменения стали причиной того, что нам удалось увеличить число членов городского отделения ПИВТ с 1,5 тыс. до 4 тыс. человек.

    Радио Озоди: за счет какой категории людей в основном увеличилась численность членов партии?

    Мухаммаджони Нури: в основном за счет молодежи. Следует отметить, что большинство из них женщины и девушки.

    Радио Озоди: В средствах массовой информации сообщалось и многие в это поверили, что обсуждался вопрос о выдвижении вашей кандидатуры на пост председателя партии.

    Мухаммаджони Нури: Так как мы живем в демократическом обществе, появление в прессе подобных заявлений для создания общественного мнения естественно. На съезде ПИВТ Высшее руководство партии избрало своего нынешнего председателя и это был правильный выбор.

    Радио Озоди: Вы тоже считает, что нынешний председатель партии действительно не имеет альтернативы?

    Мухаммаджони Нури: Нет, я так не думаю. Я не согласен, что нынешний председатель не имеет альтернативы. Однако по поводу того, достоин ли он этого поста у меня нет сомнений и в том нет места для дискуссий.

    Радио Озоди: Ваш приход в политику был вашим личным решением, или соратники вашего отца по партии в знак уважения к нему привлекли вас в нее?

    Мухаммаджони Нури: Я родился и вырос в политической семье. Эта семья, и эта обстановка, в частности мой отец, который был известной политической личностью повлияли на мой выбор.

    Радио Озоди: после прихода в политику есть ли у вас планы стать депутатом, или руководителем более высшей инстанции?

    Мухаммаджони Нури: Я мечтаю служить своему народу, обществу, стране. Мысли о том, чтобы стать председателем, руководителем никогда не беспокоили меня. Но я буду стараться выполнять свои обязанности так, что бы быть достойным занимаемой должности.

    Радио Озоди: Однако вы, как руководитель политической организации не принимали участие в последних парламентских, а также промежуточных выборах.

    Мухаммаджони Нури: Если выборы будут проходить прозрачно и демократично, почему бы мне не участвовать? Обязательно приму участие. Однако по опыту, который я имел последние годы, вижу, что в ходе выборов допускаются многочисленные фальсификации и нарушения закона. Могу привести пример из личного опыта. Мы выдвинули своих кандидатов из города в Маджлиси Намояндагон, в городской маджлис и махаллинский совет. Но никто из них не победил. Почему? Потому, что были многочисленные нарушения закона. Некоторые из наших кандидатов, например Рукия, не смогла даже узнать сколько человек проголосовало за нее.

    Радио Озоди: Есть мнение, что в связи с президентскими выборами в следующем году давление на ПИВТ усилится, даже поговаривают, что деятельность партии может быть запрещена.

    Мухаммаджони Нури: ПИВТ единственная исламская партия, которая действует на законных основаниях в регионе и наличие такой партии является фактором спокойствия в стране. Что же касается давления, должен сказать, что партия прошла сложнейшие этапы в истории, и это естественно, что ни одна активная политическая партия, которую другая сторона считает политическим соперником, не может быть без давления. Особенно в предвыборный период.

    Радио Озоди: То есть вы уверены, что партия не будет закрыта?

    Мухаммаджони Нури: Я не думаю, что деятельность партии будет запрещена. Так как внесла большой и достойный вклад спокойствие и стабильность в Таджикистане. И по сей день осуществляет свою деятельность в рамках закона.

    Радио Озоди: Как вы относитесь к мысли о том, что великая идея ПИВТ попала в руки небольшой слабой группы?

    Мухаммаджони Нури: Это мнение, и не я согласен с ним. Если идея великая, она не может быть в руках слабых.

    Радио Озоди: Каковы были последние наставления Сайида Абдулло Нури вам?

    Мухаммаджони Нури: Отец очень много говорил нам, своим детям. Одно из его наставлений нам, которое он неоднократно повторял: не городитесь тем, что являетесь детьми руководителя, лидера. Старайтесь сами стать личностями. В последние мгновения его жизни мы спросили, кому следовать. Он ответил: «Богу и его посланнику».

    Справка: Мухаммаджони Нури родился в сентябре 1974 года в Вахшском районе бывшей Курган-Тюбинской области. Среднюю школу закончил там же в 1991 году. Жил в изгнании. В 2002-2005 обучался арабскому языку и Коранистике в гуманитарном университете Шоту-Шино во Франции. В 2007 заочно закончил юридический факультет ТГНУ. Является руководителем акционерного общества «Олами кудакон» (Детский мир) в Душанбе. Знает русский, английский, арабский и турецкие языки. Женат, имеет троих детей.

    Источник: Радио «Озоди»

  5. В рядах ПИВТ насчитывается около 3 тыс. последователей исмаилизма

    IslamNews.tj, 14.01.2012

    На сегодняшний день в Партии исламского возрождения Таджикистана насчитывается около 3 тыс. членов, исповедующих исмаилизм. Всего в рядах партии, по утверждению ее председателя Мухиддина Кабири, состоят около 40 тыс. человек.

    Как сообщил «АП» глава ПИВТ, в рядах партии также есть представители узбекской, киргизской, туркменской, русской, и даже корейской национальностей. Но М. Кабири не назвал их количество.
    «Мы не ведем такую статистику. Я думаю, что не очень хорошо делить людей на различные конфессии или национальности», – сказал он.

    По словам Кабири, хотя и основная масса членов партии последователи Ханафитского течения Ислама, как и ее основатели, но это не означает, что в партии будут последователи только данного направления.

    «Поскольку наша деятельность основана на демократических принципах, а также действующее законодательство Таджикистана запрещает политическим партиям дискриминировать кого-либо, даже по религиозным убеждениям, поэтому здесь ничего удивительного, что в партии состоят последователи других направлений Ислама», – говорит М. Кабири.

    По словам главы ПИВТ, ему нравится в исмаилитах их широкий кругозор. По его мнению, представители ислаилизма в своем учении нашли ответы на многие вопросы, на которые последователи Ханафихма еще продолжают искать ответы или до сих пор продолжают спорить.

    «Например, я не слышал ни от одного исмаилита, или вообще шиита, вопроса, разрешается ли в Исламе создание политической партии и не противоречит ли это Исламу. Это в 21 веке, когда все мировое сообщество идет вперед, у нас до сих пор, к сожалению, некоторые граждане, особенно улемы, продолжают подобную дискуссию. Эти вопросы с одной стороны примитивны», – говорит Кабири.

    По его словам, широкий кругозор позволяет исмаилитам найти ответы на многие вопросы или не обращать внимания на многие мелочи, которые у нас возникают в повседневной жизни.

    Между тем, М. Кабири отметил, что он никогда не ездит по районам Горно-Бадахшанской автономной области, где в основном проживают исмаилиты, во время предвыборной кампании, хотя в другое время очень часто бывает в этом регионе.

    «Обычно там мы говорим о политике, социальной жизни, об общих проблемах, которые касаются всех таджиков и мусульман. Но есть те вопросы, которые могут стать причиной разногласий, мы никогда не поднимали их и не будем, потому что у каждого свое видение, своя практика, каждый по-своему понимает религию. Поэтому я думаю, что не стоит в рамках одной политической партии углублять в такие чувствительные вопросы, которые могут стать предметом внутреннего спора», – считает лидер Партии исламского возрождения.

  6. М. Кабири: Представители духовенства еще не поняли сути интернета

    IslamNews.tj, 24.01.2012

    Представители духовенства Таджикистана не имеют доступа к интернету, но это не означает, что мировая сеть недоступна из-за отсутствия компьютеру или умения его использовать. Причина в том, что у нынешнего духовенства пока нет такого желания, они не поняли сути интернета, считает лидер Партии исламского возрождения Таджикистана Мухиддин Кабири.

    По его словам, имам-хатиб 21-го века должен быть человеком очень грамотным как и в религиозных вопросах, так и в других сферах.

    «У него должен быть отличная репутация. Также имам-хатиб прежде чем дать фетву или какой-либо комментарий, должен не только опираться на религию, но и учитывать интересы государства, он также должен быть достаточно эрудирован, чтобы знать ответы на все вопросы своих прихожан», – отметил М. Кабири.

    Лидер ПИВТ отмечает, что такие представители духовенства есть, но, к сожалению, их очень мало. По его словам, нехватку в современных имам-хатибах может покрыть новое подрастающее поколение, среди которых много грамотных людей, которые хорошо знают не только Ислам, но и другие науки.

    Кстати, как говорит Кабири, чтобы быть современным, значит, быть в контакте со всеми слоями общества и быть более активным.

    «Сейчас у многих возникают проблемы, поэтому определенная часть духовенства старается выглядеть менее активной, им удобнее быть в тени. Так как практика показывает, чем больше представители духовенства ведут активную общественную жизнь и ведут себя разносторонне, тем больше они рискуют попасть в немилость определенных кругов. И поэтому им более удобно и комфортно вести жизнь отшельников, или заниматься только сугубо религиозными вопросами, и меньше заниматься другими социальными, экономическими или политическими вопросами», – отметил М. Кабири.

  7. Руководство Партии Исламского возрождения Таджикистана обратилось к председателю ГКНБ

    Radio Ozodi, 10.02.2012

    В обращении руководства ПИВТ, опубликованном на официальном сайте партии говорится, что сообщение об аресте Собира Ардабаев по прозвищу «Собири Вани» по обвинению в контрабанде наркотиков, распространенное от имени пресс-центра ГКНБ в СМИ о том, что он является активным членом ПИВТ, является откровенной клеветой в отношении ПИВТ.

    «Собир Ардабаев и Назриало Джафаров, которых арестовали сотрудники ГКНБ, никогда не были членами ПИВТ»,- говорится в заявлении руководства этой партии.
    В обращении также выражена обеспокоенность предвзятое отношение официальных структур, в частности правоохранительных органов к членам ПИВТ, тогда как в отношении преступлений, совершенных членами Народно-демократической партии они хранят молчание и стараются не предавать огласке эти факты.

    За последние годы, отмечается в обращении, членами НДПТ было совершено порядка 20 тыс. преступлений, связанных с коррупцией, незаконным оборотом наркотиков, воровством и грабежами, значительная часть которых завершилась привлечением к ответственности, но никаких материалов по этому поводу опубликовано не было.

    Руководство ПИВТ потребовало председателя ГКНБ опровержения сообщения пресс-центра этого ведомства через СМИ

  8. Лидер ПИВТ провел в Иране встречу с таджикскими студентами

    Asia-Plus, 15/02/2012

    В рамках своего участия в работе международной конференции «Исламское единство», которая завершилась на днях в Тегеране, лидер Партии исламского возрождения Таджикистана, депутат нижней палаты парламента страны Мухиддин Кабири провел встречу с таджикскими студентами, обучающимися в вузах Ирана.

    Как сообщили «АП» в штаб-квартире ПИВТ, Кабири заявил, что народ Таджикистана ожидает от студентов, обучающихся за пределами страны, большого вклада как будущих специалистов в развитие родной страны.

    «Отвечая на вопрос студентов о том, почему после достижения мира и согласия в Таджикистане ряды ПИВТ покинули некоторые видные члены партии, Кабири отметил, что такие процессы являются естественными в жизни каждой политической партии. При этом он подчеркнул, что речь идет о единичных фактах», – отметил источник.

    Кабири подчеркнул, что в любом случае двери партии для тех, которые ушли из её рядов по различным причинам, всегда открыты, и они могут вернуться в ПИВТ в любое время.

  9. М. Кабири: В Таджикистане необходимо начать новую фазу переговоров

    Азия-Плюс, 21/02/2012

    В Таджикистане до сих пор не определились с религиозными институтами, до сих пор идут споры о роли и значении мечети, как религиозного института. Такое мнение высказал на международной конференции на тему «Развитие ислама в Центральной Азии: новые тенденции, проблемы и пути их решений» лидер Партии исламского возрождения Мухиддин Кабири.

    «При обсуждении в парламенте закона «О свободе совести и религиозных объединениях» я пытался объяснить, что у мусульман значение мечети иное, чем в православии значение церкви, у нас нет разделения по иерархиям, то есть на соборную, пятничную. Но поскольку мы привыкли рассуждать по другим категориям, у нас возникают проблемы. Мы построили свои религиозные институты на основе других религий. И поэтому нам внутри самого таджикского государства предстоит определиться с нашими категориями и религиозными институтами», – утверждает Кабири.

    Касаясь вопроса комфортных условий, о которой ранее говорил депутат Сухроб Шарипов, Кабири отметил, что вряд ли кто-то может чувствовать себя комфортно только потому, что признан легитимным или присутствует в парламенте.

    «Я бы не сказал, что мы чувствуем себя комфортно. Как можно чувствовать себя комфортно, когда государственные СМИ дезинформируют население, когда ставят в трудное положение, принуждая к ответу. И когда мы призываем своих сторонников не отвечать и вести публичные споры с муфтиятом, это начинает раздражать определенные круги», – отмечает председатель ПИВТ.

    По его мнению, в таджикском государстве есть другая проблема, именно отсутствие диалога внутри самого общества. «Когда мы говорим о диалоге, мы должны определиться, в каком формате и с кем он будет вестись. До сегодняшнего дня я не видел более эффективного диалога как межтаджикские переговоры: у нас была конкретная задача остановить войну и мы ее остановили. Но какие задачи у нас сейчас? Сейчас мы ведем диалог ради диалога», – говорит Кабири.

    По словам лидера ПИВТ, «в Таджикистане уровень диалог снизился до невозможного, в этом году будет 15 лет со дня подписания мирного соглашения, почему бы нам не начать новую фазу диалога, не проводить ревизию старых соглашений, а поставить новые задачи и решать их посредством диалога».

    В своем выступлении Кабири также обратил внимание на то, что в СМИ появилось сообщение о том, что в Таджикистане число мечетей превысило количество школ.

    «Мэр Москвы объявил о проекте «церкви шаговой доступности», то есть каждый житель Москвы должен иметь возможность пешком дойти до ближайшей церкви. Это в стране, где в церкви посещают один раз в неделю, а в стране, где в мечеть идут пять раз в день, мы сравниваем количество мечетей с количеством школ. Такая статистика показывает будто у нас идет бурный рост исламизации общества, это неверное сравнение, оно неуместно, это разные институты», – добавил Кабири.

    Напомним, международная конференция, проходящая в Душанбе, организована медиа-холдингом «Азия-Плюс», проектом Islamnew.tj и Фондом им. Эберта. По итогам встречи будут приняты рекомендации для поддержания диалога между государством и религией.

  10. С учетом итогов-2011 ПИВТ выработала тактику деятельности партии на юге Таджикистана в 2012 году

    Asia-Plus, 25/02/2012

    В зале дворца молодежи города Куляб сегодня проходит годовая итоговая конференция отделения Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) по Кулябской группе районов.

    Как сообщил «АП» руководитель регионального отделения ПИВТ Махмадшариф Набиев, представительное обсуждение итогов важно потому, что на их анализе и основе будет внесены существенные коррективы в тактику и стратегию деятельности отделения на юге республики.

    По его словам, на сегодня с партией связали свою жизнь 3250 человек, и 415 из них стали членами ПИВТ в 2011 году, более 40% членов партии – женщины. «Во всех районах, кроме Бальджуванского, местные организации партии действуют довольно активно, постоянно множат свои ряды», – отметил он, указав, что и в Бальджуванском районе уже созданы все условия для официального оформления инициативной группы партийное отделение.

    Как подчеркнул М. Набиев, действовать партии приходится в нелегких условиях, наталкиваясь на неприятие ПИВТ местными властями, отдающими привилегированное положение Народно-демократической партии Таджикистана.

    «НДПТ, к примеру, проводит свои собрания, заседания где им придется по нраву, зале даже хукумата, а нам вернули деньги даже за предварительно арендованный на сегодня, 25 февраля, зал в театре музыкальной драмы имени С. Вализаде, не объясняя даже толком причин отказа», -заявил Набиев, добавив, что основная головная боль всех политических партии страны -несовершенство выборного законодательства, что «не позволяет ПИВТ занять реальное свое место в законодательной ветви власти, особенно на местном уровне».

  11. Лидер ПИВТ встретился в Стамбуле с представителями таджикской диаспоры

    Asia-Plus, 02/04/2012

    Лидер Партии исламского возрождения Таджикистана, депутат нижней палаты парламента страны, Мухиддин Кабири провел 1 апреля в Стамбуле встречу с трудовыми мигрантами, студентами и бизнесменами Таджикистана, живущими в Турции.

    Как сообщили «АП» в ПИВТ, в течение двухчасовой беседы, в которой приняли участие свыше 60 представителей таджикской диаспоры, Кабири ответил на многочисленные вопросы относительно общественно-политической ситуации в Таджикистане, принимаемых парламентом республики законов.

    «Большинство вопросов касались проблем таджикских студентов и бизнесменов в Турции, и лидер ПИВТ заверил, что как парламентарий постарается внести вклад в их положительное решение», – отметил источник.

    Лидер ПИВТ побывал в Стамбуле транзитом по пути в Швейцарию, где запланировано его участие в работе международной конференции, посвященной развитию отношений стран Европы с исламскими партиями планеты.

  12. Генпрокуратура и Налоговый комитет проверили деятельность политических партий Таджикистана

    Asia-Plus, 05/04/2012

    Генпрокуратура и Налоговый комитет проверили деятельность политических партий Таджикистана. В течение последних двух недель были также проверены источники финансирования партий страны, в том числе и правящей Народной Демократической партии.

    Как сообщил «АП» представитель отдела агитации НДПТ Усмон Солех, налоговики проверяли наши финансовые поступления, выясняли источники доходов. «Мы пока не владеем информаций о результатах проверки», – отметил Солех.

    В свою очередь, лидер Коммунистической партии Таджикистана Шоди Шабдолов сообщил «АП», что не против проведения проверок деятельности политических партий, однако проверяющим «не стоит перебарщивать».

    По его словам, прокурорская поверка была проведена не только в центральном офисе партии, но и в представительствах коммунистической партии по всей республике. «В некоторых районах местные власти просили предоставить им полную информацию о членах КПТ, их адреса, однако им было отказано в предоставлении такой информации, – сказал он. – Только министерство юстиции имеет право требовать списки и контакты членов партии, и если им это необходимо, пусть обращаются в Минюст».

    Проверяющих, по словам Шабдолова, интересовала также финансовая деятельность КПТ. «Они удивились, почему на счетах партии нет денег. Мы им объяснили, что с регионов поступает мизерная сумма, и откладывать их на банковский счет партии не имеет смысла, – сообщил глава КПТ. – Компартия не имеет никакого дохода или финансирования из-за рубежа, хотя нам было бы легче всего иметь его. Но мы этого не делаем, поскольку знаем, что конец этой затеи будет плачевным».

    По словам Рахматилло Зойирова, лидера партии Общенациональной социал-демократической партии, налоговики и сотрудники прокуратуры пока до ОСДПТ не дошли.

    Как сообщил «АП» лидер Демократической партии Таджикистана Маъсуд Собиров, Генеральная прокуратура РТ выходила с обращением на руководство партии, но проверку так и не проводила.

    «Проверку не проводили в связи с тем, что бывшее руководство до сих пор не предоставило нам бухгалтерский баланс. Мы не проводили банковские операции, поэтому не было оснований проверять финансовую деятельность партии, – отметил он. – Налоговый комитет тоже интересовался нами, но генеральная прокуратура направила им письмо. Они самостоятельно проверили все отчеты партии, провели сверку и на этом все завершилось».

    Между тем, проверке подверглась и Партия исламского возрождения Таджикистана. Таджикская служба радио Би-би-си со ссылкой на члена политсовета ПИВТ Хикматулло Сайфуллозода сообщила, что ПИВТ проверила как Генпрокуратура, так и представители налоговых служб.

  13. Численность членов Партии исламского возрождения Таджикистана растет с каждым месяцем

    Asia-Plus, 11/04/2012

    Партия исламского возрождения Таджикистана заявляет, что, несмотря на оказываемое на нее давление, число новых членов партии увеличивается. Только за март этого года в ряды партии вступили 300 человек.

    Как сообщили «АП» в штабе ПИВТ, из числа вступивших в ряды партии в марте 65% молодые люди. За первые два месяца этого года ПИВТ приняла в свои ряды от 120 до 160 человек. Сейчас, по данным штаба ПИВТ, в рядах этой партии насчитывается 41 тыс. членов.

    Между тем, в офисе ПИВТ также сообщили, что в марте партию покинули 30 человек. Руководство ПИВТ заявляет, что партию покидают под давлением или взамен обещанных льгот. Этот вопрос поднимался 9 апреля на заседании руководства партии. Как заявил на заседании заместитель председателя ПИВТ, депутат парламента Саидумар Хусайни, партию покидают только в двух случаях.

    «Первое, когда члену ПИВТ сулят льготы в случае, если он выйдет из рядов партии, второе – путем давления или запугивания. В последние месяцы замечено, что второй вариант используется куда чаще. Согласно отчетам, которые представляют наши организации в городах и районах страны, членам нашей партии угрожают, их обманывают, либо обещают им выделить земельные участки, если они выйдут из партии», – отметил С. Хусайни.

    Он добавил, что то, что в ряды ПИВТ вступает все больше людей, показывает слабость властей. По его словам, для правящей Народной демократической партии созданы все условия, но она не смогла обеспечить население нормальной жизнью.

    «Если бы населению подавалась электроэнергия, если бы все жители были обеспечены питьевой водой, в которой некоторые районы испытывают недостаток, если бы был газ, которого сейчас лишено все население. Но этого нет. В стране разрушены дороги, массовая трудовая миграция и многое другое. И поэтому люди начинают возлагать свои надежды на ПИВТ», – сказал Хусайни.

    Стоит напомнить, что в конце февраля на сайте «Полярная звезда» была опубликована статья, в которой были размещены якобы протоколы с секретного заседания правительства. В копиях шла речь о принятии мер в отношении Партии исламского возрождения. Несмотря на то, что подлинность выложенных документов не была доказана, руководство ПИВТ после начала проверки их документации уже не ставит ее под сомнение.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s