Large Scale Prison Amnesty Announced in Tajikistan

Ahead of Tajikistan’s 20th independence anniversary on 9 September, President Emomali Rahmon sent a draft law to the country’s parliament on July 27, which would grant full amnesty or reduced terms for nearly 15,000 individuals serving prison sentences and awaiting legal proceedings in pre-trial detention. Over 8,500 may be released from jail under the proposed amnesty, which will extend to all female inmates, minors, convicts over the age of 55, disabled inmates, foreign nationals, veterans of the Soviet campaign in Afghanistan, military deserters, and those suffering from cancer, tuberculosis or other serious illnesses. Prisoners eligible for release will also include those sentenced for crimes of negligence, other offences punishable by jail terms not exceeding five years, and economic crimes if the convicts have fully repaid the financial losses they caused.

The amnesty will also extend to members of outlawed Islamic groups and political movements who were convicted of extremism and imprisoned for up to five years or have served three quarters of their terms. The amnesty will also pardon an unknown number of dissident Colonel Mahmud Khudoyberdiyev’s followers who did not recognize the conditions of the peace accord that ended the 1992-1997 civil war in the country and launched a rebellion against government forces in 1997, invading what is now the country’s northern region of Sughd from Uzbekistan a year later. Prisoners falling under this category will be freed if they have served most of their prison terms unless they were convicted of terrorism, murder, or other serious crimes.

In addition to those who will be freed from prison or pre-trial detention, all inmates in the country are expected to have their prison terms cut – except for those serving life sentences. The presidential press service has described the proposed “golden” amnesty as a “humane act which aims to facilitate the return of convicts to peaceful work, life and family environment, and contribute to their correction”.

The planned amnesty has been welcomed across Tajikistan’s political spectrum. Prominent Tajik cleric and Senator Hoji Akbar Turajonzoda, who served as a spiritual leader of the Tajik Islamic opposition during the civil war, said the amnesty announced in the run-up to the holy month of Ramadan (starting on August 1 in Tajikistan) is a “great act pleasing God.”

At the same time, some experts and opposition leaders have described the planned amnesty as incomplete because it does not apply to some individuals and major groups of prisoners. Prominent Tajik human rights activist Oynihol Bobonazarova said the draft amnesty law should also have provided for the release of prominent convicts, such as former Tajik interior minister Yaqub Salimov (sentenced to 15 years in 2004), former head of the opposition Democratic Party (DPT) Mahmadruzi Iskandarov (sentenced to 23 years in 2005), and former commander of the Tajik Presidential Guard Ghaffor Mirzoyev (serving a life sentence since 2006), as they had all “served the country in the past”. The three inmates were convicted by Tajik courts on a range of charges, including state treason and attempts to overthrow the government.

Turajonzoda also believes that the proposed amnesty should extend to Iskandarov, Mirzoyev and Salimov. In addition, the cleric argues that amnesty should be granted to “hundreds of supporters of the former United Tajik Opposition” who have been jailed or are wanted by the authorities despite the general amnesty declared as part of the 1997 peace accord. According to Saidumar Husayni, who serves as Deputy Chairman of the opposition Islamic Revival Party (IRPT) and represents the party in the lower chamber of Tajikistan’s parliament, up to 300 former opposition fighters are currently in prison. Husayni says the proposed amnesty is not likely to lead to their release.

Payam Foroughi, a Fellow at the Organization for Security and Cooperation in Europe (OSCE) Academy in Bishkek, suggests that it would be appropriate to include two former Guantanamo detainees, Rukhniddin Sharopov and Abdumuqit Vohidov, as part of the proposed amnesty. He considers it very likely that the two Tajik detainees were deceived into thinking that they were joining the national army in 2001, later flown by helicopter to Afghanistan without their consent, and then sold by Afghan militants to U.S. security agents for bounties of US$ 10,000-20,000 each. From 2002 to 2007, Sharopov and Vohidov were kept at the U.S. prison in Guantanamo Bay, Cuba, where they had no access to an attorney, were interrogated by both U.S. and Tajik security agents and subsequently repatriated to Tajikistan, tortured into signing confessions and sentenced to lengthy prison terms by a court trial that was marred by serious due process violations.

Foroughi, along with Human Rights Watch and several American lawyers, claims that there is no evidence that either Sharopov or Vohidov engaged in any form of violence or fired a single bullet while in Afghanistan, and their only faults consisted of being young, naïve and “in the wrong place at the wrong time. After nine years of imprisonment in Afghanistan, Cuba and Tajikistan, it would be appropriate for them to be amnestied”, Foroughi says. That said, the chances of the two falling into the impending amnesty appear dim.

The amnesty bill must now be approved by both houses of parliament and signed by the president to become law, but given the rubberstamp nature of Tajikistan’s parliament, this is seen as a mere formality. The authorities have already set up a commission to implement the amnesty during the next three months. It is not expected that the commission’s work will be open to public oversight. Transparency could help prevent corruption which has been a major feature of Tajikistan’s judiciary and penitentiary systems. According to Fattoh Saidov, head of Tajikistan’s State Financial Control and Anticorruption Agency, almost all of the prisoners released under the amnesty in November 2009 had to pay bribes.

While the authorities do not publicize the number of inmates in Tajik prisons, unofficial estimates of the country’s prison population range from 11,000 to 13,000. Tajikistan has had 13 large-scale prison amnesties over the past 20 years. The most recent amnesty pardoned about 10,000 individuals in November 2009.

(By Alexander Sodiqov, August 3, 2011 issue of the CACI Analyst).

16 Comments

Filed under Politics, Tajikistan

16 responses to “Large Scale Prison Amnesty Announced in Tajikistan

  1. Alexander Sodiqov

    Прошло ровно семь лет со дня ареста Гаффора Мирзоева

    Душанбе. 6 августа. «Азия-Плюс» – | Ровно семь лет назад в Душанбе был арестован экс-командующий Президентской гвардии, бывший директор Агентства по контролю за наркотиками (АКН) при президенте Таджикистана Гаффор Мирзоев.

    Тогда в августе 2004 года он был арестован группой сотрудников ОМОН МВД Таджикистана под командованием покойного командира ОМОН Олега Захарченко прямо во дворе АКН. Судебная коллегия Верховного суда Республики Таджикистан 11 августа 2006 года приговорила Г. Мирзоева к пожизненному заключению.

    Напомним, военная прокуратура Таджикистана обвиняла бывшего генерала в совершении 112 преступлений по 34 статьям Уголовного Кодекса Республики Таджикистан, в частности, терроризм, диверсия, организации трех убийств, попытка военного мятежа, незаконное хранение оружия, злоупотребление служебным положением и т.д. В годы гражданского противостояния в стране (1992-1997гг.) Мирзоев являлся одним из видных полевых командиров Народного фронта, приведшего к власти нынешнее руководство страны.

    После ареста Мирзоева почти все его имущество, которое было в Таджикистане, конфисковано в пользу государства. Его родной брат Абдурасул Мирзоев по просьбе таджикских властей был задержан в Объединенных Арабских Эмиратах и передан Таджикистану.

    А. Мирзоев был приговорен Верховным судом Таджикистана к 23 годам лишения свободы за незаконное хранение огнестрельного оружия, попытку совершения государственного переворота, грабежи. После того, как в августе прошлого года А. Мирзоев вместе с 24 другими заключенными бежал из СИЗО ГКНБ, он приговорен к 30 годам лишения свободы. Пять лет из них 53-летний Абдурасул Мирзоев проведет в камере-одиночке.

    С момента ареста Гаффора Мирзоева в Таджикистане президентом страны было объявлено три амнистии, ни одна из них не была применена в отношении экс-генерала. Последняя амнистия в честь 20-й годовщины Государственной независимости Таджикистана также не коснется Г. Мирзоева и его брата Абдурасула.

  2. Bess Brown

    This seems a very positive development. Yet, I doubt that correctional facilities in Tajikistan do really correct people. What are the authorities going to do in terms of providing public security when all these prisoners are freed? I hope they are planning for this.

  3. Alexander Sodiqov

    HRW: Бывшие узники Гуантанамо имеют право на помилование

    Душанбе. 9 августа. «Азия-Плюс» – | Бывшие узники Гуантанамо из Таджикистана имеют право на помилование. Об этом говорится в письме-обращении международной правозащитной организации Хьюман Райтс Вотч (Human Rights Watch) на имя президента Таджикистана Эмомали Рахмона.

    В письме рассказывается о двух гражданах Таджикистана – Рухниддине Шаропове и Абдумуките Вохидове. По информации Human Rights Watch, на административных слушаниях в Гуантанамо Шаропов и Вохидов рассказали, что их увели в Афганистан силой, откуда они не смогли вернуться домой, поскольку у них не было необходимых документов. Позже они были проданы афганскими полевыми командирами агентам правительства США в 2001 году, во время американской антитеррористической операции в Афганистане.

    Как указывается в письме, после возвращения в Таджикистан они предстали перед судом, где им было назначено наказание в виде 17 лет заключения, четыре из которых они уже отбыли. Human Rights Watch на основании проведенного анализа дел осужденных считает, что Шаропову и Вохидову не были обеспечены общепризнанные процессуальные права.

    «Ни власти США, ни гособвинение в Таджикистане не представили каких-либо убедительных доказательств прямой причастности Шаропова или Вохидова к террористической деятельности и совершения ими актов насилия», – отмечается в письме.

    «Надеемся, что готовящийся закон об амнистии будет распространяться и на бывших узников Гуантанамо, которые были осуждены не за убийство, а также надеемся, что в случае поступления от Шаропова и Вохидова ходатайств о включении их в число амнистируемых, документы будут внимательным образом рассмотрены», – говорится в обращении международной организации.

  4. Alexander Sodiqov

    More on the cases of ex-Guantanamo detainees in Tajikistan

    Activists And Lawyers Call On Tajikistan To Release Ex-Guantanamo Detainees

    As Tajikistan prepares to mark the 20th anniversary of its independence on September 9, perhaps no one is looking forward to the big day more than the country’s prison inmates.

    Some 8,000 prisoners are expected to be set free to mark the occasion.

    Human rights activists and lawyers are taking the opportunity to call on the Tajik president this year to consider releasing two former Guantanamo detainees who were sentenced to 17 years in prison upon their release from the U.S. detention center in 2007.

    Human Rights Watch, two prominent American lawyers, and a legal expert from Columbia University in New York have sent letters to Tajik President Emomali Rahmon making the case for Rukniddin Sharopov’s and Abdumuqit Vohidov’s release.

    Read more…

  5. Alexander Sodiqov

    Президент Таджикистана подписал закон «Об амнистии»

    Президент Таджикистана Эмомали Рахмон подписал сегодня закон «Об амнистии», принятый парламентом страны 19 августа.

    Как сообщает пресс-служба главы государства, данный закон был предложен президентом Таджикистана в честь 20-годовщины государственной независимости республики.

    Это 13 по счету амнистия за годы независимости республики. По данным пресс-службы, согласно 12 предыдущим законам были амнистированы 100 тысяч человек.

    Представляя накануне в парламенте страны данный законопроект, Генеральный прокурор Шерхон Салимзода отметил, что амнистия коснется около 15 тысяч человек. Примерно 4 тысяч заключенных будут освобождены из мест заключения. По словам генпрокурора, согласно принятому закону, из мест лишения свободы освобождаются около 130 осужденных, которые имеют ишемические болезни сердца и больные онкологическими заболеваниями, а также 250 женщин и 107 несовершеннолетних.

    Закон вступит в силу после публикации его текста в газете «Джумхурият» – официальном печатном органе правительства республики.

  6. Alexander Sodiqov

    Таджикистан готов пустить в тюрьмы представителей МККК

    Avesta.Tj | 19.08.2011 | Состояние и перспективы сотрудничества между Таджикистаном и Международным Комитетом Красного креста (МККК) обсуждены в ходе круглого стола, прошедшего сегодня в представительстве МККК в Душанбе.

    Как сообщает департамент информации министерства иностранных дел Таджикистана, в работе мероприятия приняли участие представители генпрокуратуры, Минюста, МВД, МИД, ГКНБ, антикоррупционного ведомства и эксперты МККК.

    В ходе встречи были рассмотрены состояние и перспективы сотрудничества между Таджикистаном и этой международной организацией по вопросам имплементации норм международного гуманитарного права, достижения РТ в реформе пенитенциарной системы и доступа представителей МККК в места лишения свободы.

    «На встрече официально было заявлено о готовности Республики Таджикистан оказать всестороннюю поддержку в посещении представителей МККК мест лишения свободы (в тестовом режиме) в необходимые и определенные для представителей даты», – сообщили в МИД.

    По словам источника, было отмечено, что этот шаг является одним из эффективных средств по борьбе с пытками и другими формами жестокого обращения, которые унижают честь и достоинства человека.

    «Стороны договорились продолжить сотрудничество и диалог в этом направлении», – заключили в департаменте информации внешнеполитического ведомства республики.

  7. Alexander Sodiqov

    Якубу Салимову сократили срок тюремного заключения

    Впервые в рамках амнистии будет частично сокращен срок одному из самых известных арестантов последнего десятилетия – бывшему командиру Народного фронта, экс-главе МВД Таджикистана Якубу Салимову.

    ПО данным Управления исправительными делами Минюста, тюремный срок Салимова сокращен на два года. Таким образом, бывшему министру останется провести за решеткой 4 года и 10 месяцев. Здоровье Салимова, по словам его родных, в последнее время несколько ухудшилось. У него проблемы с сердцем, развился ревматизм, и ухудшилось зрение. «Но он держится», – говорят родные.

    Напомним, обвинения против Салимова были выдвинуты еще в 1997-м. Он был обвинен в попытке организации вооруженного переворота и покинул страну. Но в 2003 году его арестовали в России и вскоре экстрадировали в Душанбе.

    Закрытый судебный процесс над Якубом Салимовым длился пять месяцев.

    24 апреля 2005 года Салимов был приговорен к 15 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима. Верховным судом республики он был признан виновным в измене родине в виде сговора с целью захвата власти, бандитизме, злоупотреблении служебным положением. Решением суда он лишен всех воинских званий и государственных наград.

    Якуб Салимов в годы гражданского противостояния (1992–1993) был командиром одного из отрядов Народного фронта. После примирения в декабре 1993-го назначен министром внутренних дел Таджикистана. В 1995 году освобожден от этой должности и направлен послом в Турцию, где проработал более года. После возвращения в Душанбе и до 1997-го он возглавлял Таможенный комитет страны.

    Кроме того, по данным УИД, также на два года сокращен срок тюремного заключения для другого известного деятеля бывшей таджикской оппозиции, экс-лидера Демократической партии Таджикистана Махмадрузи Искандарова.

    В 2004 году Генпрокуратура республики обвинила его в бандитизме, терроризме, незаконном хранении оружия и других преступлениях. После этого Искандаров перебрался в Россию, где был вскоре арестован по запросу из Душанбе. Однако арестованный направил апелляцию в один из московских судов, а также обратился к российским властям с просьбой о политическом убежище. В апреле 2005 года решением суда он был освобожден из-под стражи.

    Вскоре после освобождения Искандаров, проживавший в Московской области, был похищен и переправлен самолетом в Таджикистан. 5 октября 2005 года Искандаров был приговорен к 23 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Верховный суд Таджикистана признал его виновным по шести статьям Уголовного кодекса Таджикистана: терроризм, бандитизм, незаконное содержание охраны, незаконное хранение оружия, злоупотребление служебным положением и растрата государственных средств.

    Между тем, по данным УИД, в среду, 24 августа, согласно закону об амнистии, на свободу было выпущено 86 несовершеннолетних, осужденных за различные преступления. С учетом этого, в исправительной колонии для несовершеннолетних, расположенной в Душанбе, остались 4 подростка, которые отбывают свой срок наказания за особо тяжкие преступления. Им сократили сроки тюремного заключения.

    Днем ранее из женской колонии на свободу вышли 112 женщин, из которых 12 – граждане иностранных государств.

  8. Alexander Sodiqov

    The full text of the 2011 Amnesty Law in Russian can be accessed here

  9. Alexander Sodiqov

    В Таджикистане на свободу выходят сторонники экстремистских организаций

    В рамках выполнения пунктов закона об амнистии, в Таджикистане на свободу вышли еще 237 заключенных из исправительной колонии в Яванском районе на юге страны. Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, 25 августа на свободу вышли и несколько десятков сторонников запрещенного в Таджикистане исламского движения “Джамоъати таблиг”.

    Согласно закону об амнистии, принятой в честь 20-летия независимости Таджикистана, в общей сложности будут амнистированы порядка 15 тысяч человек. Предусматривается, что амнистии также подлежат и члены экстремистских организаций, а также сторонники мятежного полковника Махмуда Худойбердиева, который совершил вооруженное нападение на Таджикистан, а ранее предпринимал попытки военного мятежа.

    Между тем, впервые в рамках амнистии будет частично сокращен срок и бывшим полевым командирам в годы гражданского противостояния в Таджикистане. В частности, одному из самых известных арестантов последнего десятилетия – бывшему командиру Народного фронта, экс-главе МВД Таджикистана Якубу Салимову срок заключения сокращен на два года. Ему осталось отсидеть еще почти 5 лет.

    На столько же сокращен срок заключения и для Махмадрузи Искандарова, известного полевого командира бывшей таджикской оппозиции, экс-лидера Демократической партии Таджикистана. Он был приговорен к 23 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Верховный суд Таджикистана признал его виновным по шести статьям Уголовного кодекса, в частности, в терроризме, бандитизме, незаконном содержании охраны, незаконном хранении оружия, злоупотреблении служебным положением и растрате государственных средств.

  10. Генпрокурор назвал самых известных преступников, попавших под амнистию

    Закон «Об амнистии» по состоянию на 1 сентября применен в отношении 2 тысяч 654 лиц. Об этом на встрече с журналистами в четверг, заявил генеральный прокурор Таджикистана Шерхон Салимзода.

    На этот день в соответствии со статьями: 1,2,3,4,5,6,9 и 10 Закона «Об амнистии» 2 тыс. 317 человек были освобождены из исправительных колоний и из органов поселения юстиции. Из их числа – 1 тыс. 76 человек из исправительных колоний, – 305 человек из следственных изоляторов и 936 человек из органов поселения. В том числе – 146 освобожденных – женщины, 108 – несовершеннолетние, 56 – мужчины старше 55 лет, 24 человек – инвалиды и люди, страдающие разными заболеваниями, а также 27 иностранцев.

    Шерхон Салимзода, комментируя преимущества нового Закона об амнистии от предыдущих, отметил, что в нем указаны несколько моментов по отношению к лицам, осужденным в тяжелых преступлениях.

    По его словам, на сегодняшний день из исправительных колоний были освобождены 32 человека – участники вооруженного мятежа 1997 года в Хатлонской области, в городах Душанбе и Турсунзаде, районах Шахринав, Гиссар, Рудаки, Варзоб и участники вооруженного нападения в Согдийской области 1998 года, которые являются членами партий, исламских сообществ и сообществ-организаторов мятежей.

    Также, в соответствии с предложениями исправительных колоний о досрочном освобождении, в Хатлонской области сегодня – 2 сентября будут освобождены 40 человек – членов партий, религиозных объединений и сообществ-организаторов мятежей.

    Также, по словам Салимзода, согласно закону на два года сокращен срок отбытия наказания Ерибеку Иброхимову («Шайх Ерибек»), Исматулло Хабибуллоеву («Исмати Аули»), Якубу Салимову, Садриддину Тошеву, Махмадрузи Искандарову и «бисерному королю» Джамшеду Сияеву.

    Читать дальше

  11. Alexander Sodiqov

    В Таджикистане из тюрем выпущены 3,2 тыс. заключенных

    На сегодняшний день из пенитенциарных учреждений Таджикистана по объявленной амнистии на свободу вышли 3 тыс. 600 человек. Из СИЗО освобождены 400 человек и 3 тыс. 200 заключенных выпущены из исправительных учреждений.

    Как сообщили «АП» в Главном управлении исполнения наказаний Минюста РТ, среди амнистированных 180 женщин, 102 несовершеннолетних, остальные – мужчины.

    По его словам, амнистия продлится в течение трех месяцев со дня подписания закона «Об амнистии» – до 20 ноября этого года. В общем, из мест заключения на свободу выйдут около 4 тыс. заключенных. Ожидается, что амнистия – полная и частичная – коснется почти 15 тыс. человек – заключенных, подследственных и т.д.

    Нынешняя амнистия, объявленная в честь 20-й годовщины независимости страны, 13-я по счету в суверенном Таджикистане. За всё это время было амнистировано около 100 тыс. человек.

    Категория людей, попадающих под «юбилейную» амнистию, представлена на этот раз намного шире, чем в предыдущие годы. Так, амнистия коснется, вне зависимости от полученного срока наказания, женщин, лиц, не достигших 18 лет в момент совершения преступления, мужчин старше 55 лет, инвалидов 1,2,3-й группы, а также больных туберкулезом, другими заболеваниями, участников ВОВ, военных операций на территории других государств, а также участников военного конфликта в Таджикистане, участников ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, обладателей государственных наград СССР, Таджикской ССР и Республики Таджикистан.

    Будут также амнистированы военнослужащие срочной службы, самовольно оставившие места службы, граждане иностранных государств, а также лица, совершившие преступления по неосторожности.

    Амнистии подлежат также члены партий, общественных организаций и незаконных религиозных объединений, которые были осуждены за причастность к экстремистской деятельности сроком до 5 лет, а также те лица, которые были приговорены к лишению свободы на срок более 5 лет и отбыли в заключении три четверти срока (за исключением тех, кто отбывает наказание за совершение таких особо тяжких преступлений, как убийства, терроризм и т.д.).

    Будут амнистированы участники вооруженных событий 1997 года в Хатлонской области, Душанбе, районах Рудаки, Гиссар, Шахринав и Турсунзаде, а также участники вооруженного столкновения в 1998 году в Согдийской области – при условии, если они уже отбыли в заключении три четверти назначенного срока.

    По данным Минюста, в Таджикистане насчитывается 17 пенитенциарных учреждений.

  12. Alexander Sodiqov

    Гаффор Мирзоев намерен объявить бессрочную голодовку

    12/10/2011

    Гаффор Мирзоев, осужденный в 2006 году, требует объяснений по поводу вынесенного ему пожизненного приговора.

    Оишамох Мирзоева, сестра экс-главы АКН Таджикистана, заявила сегодня «АП», что Гаффор Мирзоев будет требовать создания специальной комиссии в составе представителей суда, органов прокуратуры, и других соответствующих структур для пересмотра его дела.

    «Я виделась с Гаффором 5 октября. Мой брат сообщил, что не согласен с решением суда по нескольким статьям. Он уже обращался неоднократно с просьбой пересмотреть приговор в Конституционный суд, Маджлиси Оли, Верховный суд страны и другие органы. Однако в ответах не было подробного и основательного объяснения, за что он получил такой срок. По этой причине Гаффор вынужден потребовать создания специальной комиссии», – пояснила О.Мирзоева.

    По ее словам, если же эта комиссия не даст объяснений или не посетит его в течение месяца в СИЗО Минюста РТ, где он продолжает находиться до сих пор, спустя пять лет после вынесения приговора, Г.Мирзоев намерен объявить бессрочную голодовку. «Он намерен отказаться от приема пищи до смерти», – заявила сестра осужденного.

    «Мы все надеялись, что с принятием Закона об амнистии моего брата помилуют, но этого не случилось. А ведь, учитывая его заслуги перед страной, это можно было сделать», – говорит сестра экс-командующего.

    Гаффор Мирзоев до ареста 6 августа 2004 года занимал должность директора Агентства по контролю за наркотиками при президенте Таджикистана. Еще раннее, до 31 января 2004 года, он командовал президентской гвардией страны. В период гражданской войны 1992-1997 годов Мирзоев был одним из влиятельных полевых командиров Народного фронта. Позже он был лишен генеральского звания и всех государственных наград.

    Военная прокуратура выдвинула ему обвинения в совершении 104 эпизодов преступлений по 34 статьям Уголовного кодекса Таджикистана. В ходе рассмотрения дела в суде 11 эпизодов не нашли своего подтверждения.

    11 августа 2006 года Мирзоев был приговорен к пожизненному заключению по обвинению в убийстве, попытке государственного переворота, незаконном пересечении государственной границы, уклонение от уплаты налогов, а также в злоупотреблении служебными полномочиями.

    Отбывает срок и брат Гаффора Мирзоева – Абдурасул, который в августе прошлого года вместе с 25 другими задержанными бежал из СИЗО ГКНБ. Его срок после побега вырос до 30 лет лишения свободы. Пять лет из них 53-летний А. Мирзоев проведет в камере-одиночке усиленного режима в тюрьме города Курган-Тюбе.

  13. Alexander Sodiqov

    Часть амнистированных лиц в Таджикистане вновь «идут на дело»

    31/10/2011

    Многие из амнистированных лиц в Таджикистане не оценивают должным образом гуманный шаг государства и вновь совершают преступления, в основном имущественные.

    По данным Главного управления исполнения наказаний Минюста РТ, на сегодняшний день, согласно объявленной амнистии, из мест лишения свободы освобождены 4 тыс. 220 заключенных, из которых 300 человек – это женщины и подростки.

    «Рецидив преступлений среди амнистированных, конечно же, есть, однако полная статистика по этому вопросу ещё не готова», – сказал источник в ГУИН Минюста, подчеркнув, что обычно около 20-30% амнистированных через какое-то время вновь возвращаются в места не столь отдаленные.

    Данные слова чиновника из Минюста подтверждаются официальными сводками преступлений, где нередко в воровстве, грабежах и других преступлениях подозреваются ранее осужденные и недавно амнистированные лица.

    В частности, по словам начальника пресс-центра МВД РТ Махмадулло Асадуллоева, один из последних случаев зарегистрирован в городе Турсунзаде. 21-летний Р.А., ранее судимый за кражу, подозревается в двух фактах грабежа. Так, 21 октября в центре Турсунзаде он сорвал с шеи молодой женщины золотую цепочку стоимостью $4,8 тыс. и скрылся с места происшествия. «Через несколько дней, 30 октября, он же сорвал золотую цепочку стоимостью $2 тыс. с другой женщины», – сказал глава пресс-центра МВД РТ.

    «Можно сказать, что преступления, совершенные со стороны амнистированных, в каком-то роде влияют на общую криминальную ситуацию в стране, но ненамного», – подчеркнул Асадуллоев.

    По его словам, с начала года в РТ зарегистрировано 3 тыс. 709 фактов краж, из которых раскрыты 2 тыс. 816 (за аналогичный период прошлого года зафиксировано 2 тыс. 992 подобных фактов), 55 фактов разбоя (2010 – 35), 190 фактов грабежа (2010 – 172).

    По мнению независимого эксперта по социальным вопросам Фируза Саидова, рецидивы со стороны амнистированных происходят на фоне высокого уровня безработицы в стране и отсутствия реабилитационного периода, который позволил бы им приобщиться к новым реалиям жизни.

    «Многие из амнистированных, выйдя на свободу, не могут устроиться на работу, тем более достаточно оплачиваемую, не могут реализовать свои способности. Госучреждения и коммерческие структуры навряд ли примут на работу человека с пятном судимости. Получается – вышел человек из тюрьмы, источников дохода нет, перспектив нет, и снова принимается за то, что умеет делать – воровать и т.д. И то, что его вновь посадят за это – для него не столь важно, им движет самый главный аргумент – обеспечить свою семью», – говорит Саидов.

    Между тем, амнистия продолжится ещё в течение трех недель. Ожидается, что она коснется почти 15 тыс. человек, в том числе свыше 4 тыс. заключенных.

  14. Осужденного сторонника Худойбердыева ошибочно амнистировали

    Asia-Plus, 11/01/2012

    46-летний Бахриддин Сангов, признанный таджикскими властями сторонником мятежного экс-полевого командира Махмуда Худойбердыева, и отбывающий наказание сроком в 25 лет за совершение тяжких преступлений, вышел на свободу по амнистии в сентябре этого года. Однако спустя два месяца он был задержан и помещен обратно в исправительную колонию. Об этом «АП» сообщила сестра осужденного Зебо Набиева.

    Согласно заявлениям его родственников, он уехал из Таджикистана в Москву в 1992 году с началом гражданской войны и возвратился домой только в июле 1999 года, когда в Душанбе скончался его отец, а в стране начался мирный процесс.

    По данным Генеральной прокуратуры Таджикистана, Б. Сангов был задержан в 2000 году за такие тяжкие преступления, как «бандитизм», «посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля посредством террористических актов» и др.

    «Суд признал его виновным в организации нескольких политически мотивированных взрывов в Душанбе – 18 октября 1999 года у Центрального универмага и 4 сентября 2000 года у здания магазина «1000 мелочей», и приговорил к 25 годам лишения свободы», – сказали в Генпрокуратуре.

    По словам сестры осужденного, амнистии 2011 года подлежали также сторонники Худойбердыева, и 17 сентября прошлого года Бахриддин Сангов был отпущен на свободу.

    «У него на руках было постановление об амнистии. Мы сделали ему уже новый паспорт. Однако в начале ноября к нам домой пришли какие-то люди, забрали брата и вновь поместили его в исправительную колонию», – сказала Зебо Набиева.

    Она рассказывает, что обращалась за разъяснениями в различные инстанции, но толкового ответа на вопрос о том, на каких основаниях её амнистированного брата вновь поместили в тюрьму, не услышала.

    «В одной структуре мне вообще сказали: «Представьте, что тот период, который ваш брат провел на свободе, был для него отпуском», – говорит Набиева.

    В Генпрокуратуре РТ не прокомментировали предположения о возможной ошибке в деле амнистии Б. Сангова, однако отметили, что «согласно амнистии 2001 года срок заключения Бахриддина Сангова был сокращен на 6 лет, а по амнистии 2011 года – ещё на два года. Полной амнистии он не подлежит».

    В Главном управлении по исполнению наказания Минюста РТ «АП» сообщили, что Сангов был амнистирован в результате поспешности. «Амнистии 2011 года среди прочих категорий подлежали участники вооруженных событий 1997 года в Хатлонской области, Душанбе, районах Рудаки, Гиссар, Шахринав и Турсунзаде, а также участники вооруженного столкновения в 1998 году в Согдийской области, в котором принимали участие сторонники Худойбердыева. Однако преступления, которые инкриминировались Сангову, были совершены гораздо позже этих событий», – сказал источник.

  15. Haunting Past Casts Pall On Future

    RFE/RL, January 11, 2012

    Abdukarim Ergashev says it was a twist of fate that led him to Guantanamo in the first place, and seven years after his return to Tajikistan he finds that time has not healed all wounds.

    At 47, he struggles to pick up the pieces of his former life. Chronic liver disease has left him unable to work, so he does what he can to help his wife sell goods at a Dushanbe market. He remains haunted by the humiliation he endured during his 2 1/2 years at the infamous U.S. detention facility.

    “I would scream, swear, and bang on the door. And the guards put me inside a refrigerator, accusing me of spitting on the guards and pouring water on them,” Ergashev says. “I spent three days inside the refrigerator wearing my underpants only, and sleeping on a bare iron bed.”

    It all started with a trip to see his brother, who lived in Tajikistan’s restive Rasht Valley. The brother was supposed to be serving in the military, but as Ergashev was to find out, he had joined the Islamic Movement of Uzbekistan.

    Nevertheless, Ergashev decided to stay, and when IMU fighters moved to northern Afghanistan he went along.

    “I would make up to $300 a month and I was happy that I could save some money and return to Dushanbe,” Ergashev says of his work transporting food and medicine for the militants.

    U.S.-led coalition forces saw his role differently when they captured him in Mazar-e Sharif in 2002 and transferred him to Guantanamo as a terrorist suspect.

    Ergashev refers to his captors simply as the “Americans,” and says he never received promised compensation that could have helped him resettle in Tajikistan.

    “Before my release, they told me I would get free housing and financial aid upon my return to Dushanbe, but all I got was some $100 and a pair of shoes from Tajik authorities,” Erghashev says. “I didn’t hear anything from the Americans ever again.”

    Ergashev says he has come to terms with what happened to him and doesn’t want to dwell on the past. But at the same time, he fears what the future holds for his family of four.

    Most of household income, he says, goes toward food and medicine, and his health and reputation as a former Guantanamo inmate weigh down his prospects for an easier existence.

    One legacy of his former life remains — his dream of someday buying a home. But that now looks to be beyond reach — a victim of his lost years.

  16. 10 amnestied Tajiks back in prison

    March 10, 2012

    DUSHANBE — Ten Tajik prison inmates who were amnestied last year are back in prison for bribing their way out, Radio Free Europe/Radio Liberty (RFE/RL) reported March 9, quoting the country’s anti-corruption chief.

    Investigations determined the convicts bribed prison doctors and officials to claim the convicts were in ill health, Fattoh Saidov, director of the Tajik Agency for State Financial Oversight and the Fight against Corruption, told RFE/RL March 9. Most of the re-arrested detainees were serving long prison terms for drug-trafficking convictions, Saidov said.

    Tajikistan amnestied 5,000 inmates in 2011 to celebrate its 20th anniversary of independence, RFE/RL reported, adding 100 of them were freed for having tuberculosis.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s