Video Raises Questions about a Tajik Fighter’s Death

Less than two months after reporting that militant commander Alovuddin Davlatov (more commonly known as Ali Bedaki or Bedak) was killed in battle, Tajik security agencies are confronted with a video that allegedly undermines the official account of the rebel’s death. The four-minute mobile phone video circulating in Tajikistan and posted on YouTube shows uniformed men, supposedly members of Tajik law enforcement agencies, questioning a bearded man whom they address as Ali Bedaki. The latter sits half-naked in the back seat of a car, with a gun pointed at him, and appears very humiliated.

An interrogator in combat fatigue questions Ali Bedaki about the assault on a government military convoy in the Kamarob gorge in Rasht valley which occurred on September 19, 2010. The assault left 28 soldiers dead and many wounded, becoming the deadliest attack on government forces since the end of the civil war in the country. The Tajik defense ministry and law enforcement agencies blamed the attack on Ali Bedaki and Abdullo Rahimov (aka Mullo Abdullo), who had been prominent Islamic opposition commanders in the 1990s. The day after the assault, state-run television channels aired a “confession” of a detained Islamic Revival Party (IRPT) activist, asserting that his brother, Ali Bedaki, was behind the attack. The televised confession also included claims that Bedaki headed a “terrorist group” of about 100 militants, including foreign mercenaries, created a “terrorist camp” and was producing improvised explosive devices (IEDs) for terrorist attacks in Tajikistan.

Three days after the assault, government forces launched a massive security operation in the Rasht valley, which used to be an Islamic opposition stronghold during the civil war, reportedly to capture Bedaki and Mullo Abdullo. About three months later, on January 4, 2011, the Ministry of Internal Affairs (MIA) reported that Bedaki and eight of his fighters had been killed by Tajik security forces in the village of Runob, less than a kilometer from Rasht. According to the official explanation, the militants were killed after being spotted by a police patrol and refusing to surrender. One militant was reportedly captured alive. However, video footage and photographs taken by security forces show only seven bodies, according to Tajik journalists. Security agencies have so far refused to return the militants’ bodies to their relatives for burial, claiming that the national legislation prohibits handing terrorists’ bodies to relatives. Independent lawyers assert that the claims are false and such legislation does not exist.

The video appears to undermine the government’s description of Bedaki’s killing. Spokespersons for the MIA and State Committee for National Security (GKNB) said they saw the video, but refused to comment on it. Meanwhile, residents of the Rasht valley and former opposition fighters confirmed that the man in the video was definitely Bedaki. Opposition activists say the video proves that security agencies are not truthful in suggesting that Badaki was killed in battle.

The authenticity of the video is also confirmed by other details. The interrogator in the video tells Bedaki that he knows about a surgery on his fingers and asks whether the surgery was performed by doctor named Vazirov. On February 17, the MIA spokesperson announced that two doctors from the Rasht central hospital, Abdullo Vazirov and Muhammadkholik Sodiqov, had been detained and charged with connections to Bedaki’s “criminal group”. According to media reports, the doctors were arrested for treating Bedaki and his fighters for gunshot wounds and failing to inform Tajik security agencies that they had done so.

Meanwhile, the MIA also arrested Bedaki’s 76-year-old father, Muzaffar Davlatov, charging him with “cooperating with illegal groups, arms possession, and unwillingness to inform the law-enforcement agencies of his son’s plans and activities”. The property and farm that belonged to Bedaki’s family in Rasht have been confiscated.

The contentious account of Bedaki’s death bears a strong resemblance to a controversial explanation offered by Tajik authorities after the July 2009 killing of another prominent civil war-era militant commander, Mirzo Ziyoev. Major discrepancies emerged in the official account of Ziyoev’s death. It is most likely that just as it did after Ziyoev’s death, the government will now also choose to completely ignore the difficult questions posed by the Bedaki video.

(By Alexander Sodiqov, CACI Analyst, March 2, 2011)

3 Comments

Filed under Crime, Insurgency, Security, Tajikistan

3 responses to “Video Raises Questions about a Tajik Fighter’s Death

  1. Alexander Sodiqov

    Head of Tajikistan’s Security Council, Amirkul Azimov, confesses that Ali Bedaki was not killed in battle on January 4. According to Azimov, Bedaki was seriously wounded and died on the way to hospital. Azimov still denies, however, that Tajik security agencies questioned Ali Bedaki (as the video suggests).

    А. Азимов: “Али Бедаки был тяжело ранен”

    Радио Озоди, 07.04.2011 – Амиркул Азимов, похоже, покинет пост Секретаря совбеза после победы на промежуточных выборах в Мадлиси намояндагон

    Озоди: После того, как был уничтожен Али Бедаки, и информация об этом была распространена через телевидение, в интернете появился видеоролик, в котором указывалось, что Али Бедаки перед его убийством был подвергнут допросу. Данная видеозапись ставит под сомнение заявление властей о том, что группа под его руководством была уничтожена в ходе спецоперации в начале января.

    Азимов: Я сам был свидетелем того, в каком состоянии и где именно был задержан Аловиддин Давлатов, то есть Али Бедаки.

    Озоди: Живой?

    Азимов: Живой. Он имел тяжелое огнестрельное ранение. Проведенная совместная войсковая антитеррористическая операция, могу сказать без преувеличения, была успешной, потому что было поручение главы государства, чтобы население не пострадало. Когда мы были там, в одной из газет было опубликовано, что в ущелье Камароб в результате операции пострадали много домов мирных жителей.

    Я сам свидетель того, что сегодня Камароб сегодня свободен, открыт. Кому надо, пусть едут и узнают, пострадало ли хоть одно дерево или какой-нибудь дом населения? Нет, не пострадали, так как операция была проведена на основе всестороннего анализа. Она началась тогда, когда стало точно известно месторасположение группировки Алии Бедаки.

    Специальные структуры наблюдали за ними. Это был населенный пункт и мы беспокоились о том, чтобы не допустить чрезвычайной ситуации, поэтому все направились туда. Операция проводилась перед нашими глазами. Эта группировка расположилась на чердаке одного из домов и, конечно же, мы изучили план того селения и чердака. Поговорили с владельцем того дома.

    Это человек жив и прекрасно знает о деталях операции. Мы ему сказали, пусть пойдет и скажет этой группировке, чтобы они сдали оружие, чтобы не пролилась кровь, и никто не погиб. Этот человек пошел к ним, и мы контролировали все его движения, и наблюдали за тем, что происходит внутри дома. После сорока минут, может быть чуть больше, он вернулся и сообщил, что они намерены совершить джихад и не собираются сдавать оружие.

    После этого мы дали им еще времени, чтобы они подумали. Через несколько минут они открыли огонь с целью того, чтобы проложить себе пути отхода. Они думали, что могут отойти через обрыв, который сразу начинался за домом. Однако за ним были организованы две засады, мы все продумали.

    Операция началась в тот момент, когда они начали стрелять. Один человек, который был среди них, поднял руки и вышел на улицу, сложив оружие на землю. Мы дали ему возможность пройти, однако, подойдя к блокпосту, он внезапно вытащил две гранаты и бросил в сторону военнослужащих. Хорошо, что солдаты находились в укрытии, и никто не пострадал, однако сам он был уничтожен.

    Аловиддин был тяжело ранен огнестрельным оружием, а так как его состояние было тяжелым, мы распорядились доставить его в больницу. Он нам нужен был живым. От того места до больницы несколько километров. Тело его было изранено, он умирал постепенно. Когда его сажали в машину, на него не было лица. По дороге он скончался. Это правда того случая.

    «Али нужен был живым, не мертвым»

    Озоди: Значит, распространенное видео это не правда?

    Азимов: То видео не соответствует действительности. Как оно снималось, нам не известно.

    Озоди: На видео его как будто допрашивают сотрудники органов безопасности, и Вы это не расследовали?

    Азимов: Нет. Когда задерживают преступника, силовым структурам необходимо его допросить, по какой причине он пошел на это, с кем сотрудничал, кто были его пособниками. Правительственные войска были заинтересованы взять его живым. Нам нужен был живой Али, а не мертвый. С точки зрения того, что его силовые структуры сначала задержали живым, а потом убили, не соответствует действительности. Там были десятки свидетелей того инцидента. Местное население также видело это .

  2. Alexander Sodiqov

    Ali Bedaki’s father, 27 others jailed for aiding terrorists

    DUSHANBE – A Tajik Military Court has sentenced 28 residents of Rasht District to prison terms of 2 to 30 years for aiding terrorists, Avesta.tj reported November 11.

    Defendants included Muzaffar Davlatov, father of the late terrorist Ali Bedaki. Davlatov, 76, was sentenced to seven years’ imprisonment. Bedaki’s brother, Khusniddin Davlatov, earlier received an 11-year sentence.

    Uronboi Bobosherov, Muzaffar Davlatov’s attorney, said he would appeal, adding his client is innocent. Troops killed Bedaki in January.

  3. Верховный суд оставил без изменения приговор Музаффару Давлатову

    Avesta.Tj | 04.01.2012 | Кассационная инстанция Верховного суда Таджикистана оставила без изменения приговор в отношении 76-летнего Музаффара Давлатова отца Аловуддина Давлатова (Али Бедаки), ликвидированного правительственными силами в январе 2011 года в Раште.

    Как сообщает таджикская служба «Би-би-си», в ноябре прошлого года Музаффар Давлатов был приговорен Верховным судом к семи годам лишения свободы, за участие в незаконном вооруженном формировании и укрывательство.

    Музаффар Давлатов был задержан правоохранительными органами Таджикистана в начале 2011 года в Раштском районе на востоке Таджикистана.

    По версии следствия он занимался пособничеством группировке Мулло Абдулло, в которую входил его сын Аловуддин Давлатов. В 2010 году в Душанбе был задержан брат А. Давлатова Хусниддин Давлатов, который позднее был приговорен столичным судом к 11,5 годам лишения свободы за «пособничество террористам».

    Напомним, власти обвинили Аловуддина Давлатова (Али Бедаки) и Абдулло Рахимова (Мулло Абдулло) в нападении на колонну Минобороны РТ в сентябре 2010 года, в результате которого погибли 26 военнослужащих.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s